ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ В САНКТ - ПЕТЕРБУРГЕ
тел 7(904) 512 00 09
 
 Юристы       Конференция       Библиотека       Объявления       Авторизация   
Пользовательский поиск
   Разделы
Авторское право
Гражданское право
Жилищное право
Имущественные споры
Примирительная палата
Семейное право
Новости периодики


   Имущественные споры  ( документов: 7 )
Имущественная ответственность и оперативные санкции в системе хозяйственного механизма.

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

1984 Ю. Г. БАСИН, * А. Г. ДИДЕНКО**

1. Эффективное функционирование механизма народного хозяйства, его непрерывное совершенствование — непременное условие поступательного развития экономики.

При изучении проблем, связанных с совершенствованием хозяйственного механизма, неизбежно рассмотрение последнего с позиций той науки, которую представляет исследователь. Это означает, что правоведы видят в хозяйственном механизме комплекс органов, средств и методов, посредством которых управляющий субъект (социалистическое государство) воздействует на управляемый объект (социалистическую экономику) для обеспечения его интенсивного целенаправленного развития.1 Таким образом, хозяйственный механизм трактуется как надстроечный феномен, что дает основание говорить о необходимости и возможности его сознательного совершенствования. Но опирается этот феномен на действие объективных экономических законов, знание которых предопределяет не только все решения по устройству и улучшению хозяйственного механизма, но и характер его функционирования.

Данное представление о хозяйственном механизме подчеркивает первостепенное значение права в его составе. Правовые акты в форме ли общих правил или индивидуальных решений определяют структуру механизма и компетенцию каждого его звена, формируют хозяйственные правоотношения, права и обязанности участников хозяйственной деятельности, вооружают их средствами защиты правомерных хозяйственных интересов. Право является мощным средством решения экономических задач, определенных внеочередным февральским (1984 г.) Пленумом ЦК КПСС.2

Повышение эффективности социалистического производства во многом решается направленным стимулированием субъектов хозяйственных отношений. «Необходимо создать, — подчеркивалось на ноябрьском (1982 г.) Пленуме ЦК КПСС, — такие условия — экономические и организационные, — которые стимулировали бы качественный, производительный труд, инициативу и предприимчивость».3 Стимулирование широко используется во всех подсистемах и звеньях хозяйственного механизма. И все же возможности его более полного и эффективного применения еще не исчерпаны.

Материальное стимулирование (как и стимулирование в целом), заключающееся в воздействии на волю путем обращения к интересам, может рассматриваться и в позитивном и в негативном плане. Следует согласиться с критической аргументацией В. В. Лаптева, М. Г. Прониной и других 4 в адрес ученых, относящих стимулирующую функцию только к поощрительным мерам.5

Под позитивным стимулированием следует понимать усиление стремления к достижению определенных результатов перспективой получения материальных благ, под негативным — формирование опасения потерять (или не получить) блага при ненадлежащем поведении. Виды, формы, условия использования позитивного материального стимулирования известны, многократно описаны и проанализированы в литературе, особенно экономической. Негативное стимулирование также весьма часто встречается на практике, поскольку это ведущее средство борьбы с нарушениями хозяйственной дисциплины, но оно как родовое явление изучено менее тщательно. Правовая наука, в частности, пока уделяла внимание лишь некоторым видам негативного стимулирования, прежде всего — ответственности за правонарушения, что в свете современных задач, особенно в плане обеспечения четкого функционирования хозяйственного механизма, представляется неполным. На необходимость тесной увязки всех форм материального стимулирования производственных коллективов с безусловным, своевременным выполнением ими всех договоров и заказов указывается в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 11 апреля 1983 г. № 316 «О серьезных недостатках в соблюдении договорных обязательств по поставкам продукции и повышении ответственности министерств, ведомств и предприятий в этом деле».6. Важное значение этого постановления в системе мер по укреплению дисциплины вновь подчеркивалось на декабрьском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС.

В понятии негативного стимулирования сливаются разно отраслевые меры воздействия на нарушителя хозяйственной дисциплины. Полный охват всей системы мер — задача монографического исследования на материале разных отраслей права. Возможности и задачи статьи диктуют целесообразность ограничиться рассмотрением значения негативного стимулирования в системе хозяйственного механизма на прикладном материале межхозяйственных экономических и правовых связей. Именно в отношениях между хозяйственными партнерами меры негативного стимулирования и по форме, и по функциям, и по конечному результату отличаются существенным своеобразием.

Прежде всего такое своеобразие проявляется в многозначности функций. Негативное стимулирование, направленное в основном против нарушений дисциплины, в межхозяйственных отношениях одновременно преследует правозащитную цель, содействуя восстановлению интересов того, кто пострадал от нарушения. Негативное стимулирование не только наказывает, но и компенсирует. Это создает возможность привлекать к восстановлению порядка тех, кто непосредственно страдает от нарушений, позволяет использовать в качестве носителей интересов не только нарушителей, но и потерпевших, что ведет, в свою очередь, к созданию саморегулируемой системы ликвидации хозяйственных нарушений, сводящей к минимуму необходимость внешнего вмешательства.7 Саморегулирование — наиболее надежный, дешевый и быстрый путь блокировки возмущающих явлений во всякой управляемой системе. Именно здесь кроется возможность реагировать на каждый факт правонарушения, реализации ленинского принципа неотвратимости наказания.

Есть еще один аспект. Поскольку путем негативного стимулирования отрицательные последствия правонарушения перекладываются на самого неисправного хозяйственного партнера и элиминируются из хозяйственного актива добросовестного участника хозяйственной деятельности, сами эти меры стимулируют не только потенциального нарушителя, побуждая его воздерживаться от нарушения, но и его контрагента, который может инициативно вступать в хозяйственные связи, сознавая, что его интересы надежно защищены даже на случай недобросовестности хозяйственного контрагента.

2. Наиболее изученной формой негативного стимулирования служит имущественная ответственность за нарушение хозяйственного обязательства. В настоящих условиях ответственность8 — это ведущая мера негативного стимулирования в межхозяйственных отношениях. Законодатель рассматривает ее в качестве обязательной гарантии лежащего исполнения всех хозяйственных обязательств.9

Нормативные акты, регламентирующие отдельные виды хозяйственных обязательств, содержат десятки правил об ответственности за конкретные хозяйственные правонарушения. И все же многие важные обязанности предприятий и объединений в сфере производства, снабжения, строительства, заготовок и других хозяйственных опер; обязательной нормативной ответственностью не обеспечены.

В некоторых ведомственных нормативных актах соответствующие правила отредактированы настолько небрежно, что трудно разобраться, кто, при каких условиях, за какие именно нарушения и в каком размере отвечает.

Недвижимость у Черного моря. Пока еще на спаде:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

Немало случаев, когда утвержденные правила (преимуществе ведомственного происхождения), отступая от предписаний законодательства более высокого уровня, трансформировали ответственность в действия по осуществлению повседневных хозяйственных функций и тем извратили и ее задачи и ее функции. В этом отношении особенно показательна эволюция правил о гарантийной ответственно предприятий и торговых организаций перед покупателями. Статья Основ, озаглавленная «Ответственность продавца за ненадлежащее качество проданных вещей», предусматривает право покупателя, которому продана вещь ненадлежащего качества, по своему выбору требовать либо ее замены, либо соразмерного уменьшения покупной цены, либо безвозмездного устранения недостатков, либо, наконец расторжения договора с возмещением покупателю убытков. Порядок осуществления покупателем этого права в предприятиях розничной торговли должен устанавливаться специальными актами. На самом деле соответствующие акты ввели совершенно иную по существу нормой извратив содержание исходного правила закона. Покупателя лиши, всякого права выбора, оставив одну возможность — добиваться бесплатного ремонта в гарантийной мастерской. О неудобствах для граждан подобных гарантий, о дополнительных хлопотах и расхода к которым они ведут, много писалось в периодической печати.10 Пресса дает общественную оценку, мы же остановимся на одном чисто правовом аспекте. Гарантийный ремонт выполняют специальные ремонтные предприятия, заключающие договоры с заводами изготовителями которые оплачивают услуги ремонтников. В итоге получается не наказательное взыскание за выпуск негодных изделий, а вознаграждение по договору, рассматриваемое как один из видов производственны расходов, включаемое в себестоимость и цену, значит — возмещаемо массой покупателей. Ответственность исчезает, исчезает и сигнал о плохой работе.

Вывод таков: одно из направлений совершенствования государственного хозяйственного механизма заключается в восполнении изменении законодательства (особенно ведомственных актов) об ответственности.

Более сложная картина во многих других случаях, когда нормы права предусматривают ответственность, но она все же не выполняет функции активного рычага хозяйственного механизма.

Если ответственность — реакция на правонарушение, то она должна следовать за каждым его случаем. В реальных отношениях этого», однако, почти не бывает. Большая часть случаев нарушений не влечет применения ответственности, особенно в капитальном строительстве, проектировании, торговле, оказании услуг населению службой быта и т. п.

Такое положение создает внешне благоприятную картину своевременного надлежащего исполнения хозяйственных обязательств, что помимо сокрытия самих фактов нарушения ведет, по крайней мере, к двум отрицательным последствиям: нарушенные интересы потерпевшего остаются невозмещенными; нарушение договорной дисциплины проходит для нарушителя безнаказанно, что стимулирует недисциплинированность как таковую. Положение хорошо осознается органами хозяйственного управления, но исправляется средствами, не вполне отвечающими природе отношений и потому малоэффективными. Издаются призывы о необходимости привлекать нарушителя к ответственности за каждый факт нарушения, о недопустимости взаимной амнистии хозяйственными партнерами друг друга; взыскание санкций с нарушителя трактуется не как право, а как обязанность потерпевшего, устанавливается даже ответственность за не предъявление исков о взыскании санкции.11 Все более широко практикуется привлечение нарушителя к ответственности но инициативе органов арбитража и банка. Все это — попытки решить, проблему неотвратимости ответственности административными средствами.

Опыт показывает, что желаемое решение в полном его объеме изданном пути недостижимо.12 Причина — несоответствие механизма привлечения к ответственности природе регулируемых отношений. Гражданские хозяйственные правонарушения в отличие от административных проступков и уголовных преступлений, непосредственно посягающих на интересы всего общества, нарушают таковые интересы лишь в конечном счете, через промежуточную ступень — интересы другого участника правоотношения, хозяйственного партнера, контрагента по обязательству. Именно здесь, очевидно, следует искать пути повышения эффективности ответственности как средства борьбы с хозяйственными правонарушениями.

Поскольку ответственность носит экономический характер, а экономические отношения каждого общества проявляются, прежде всего, как интересы,13 повышение эффективности ответственности в межхозяйственной сфере возможно лишь при самом полном включении в ее механизм материальных интересов сторон. У потерпевшего должен быть действенный материальный стимул привлекать нарушителя к ответственности за каждый случай нарушения. У нарушителя должен быть не менее действенный материальный стимул оценивать каждый случай выплаты санкций как крайне нежелательную меру. Это позволит добиться реальной неотвратимости ответственности, усилит ее профилактическое воздействие и эффективность, внедрит подлинный контроль рублем за соблюдением договорной дисциплины.

Сохраняя административные меры, направленные на привлечение к ответственности нарушителя хозяйственного обязательства, наряду с ними и даже в первую очередь здесь должна на полную отдачу работать такая мера, как заинтересованность. Казалось бы, она работает и сейчас, ибо материальное взыска; едет в пользу потерпевшего, а расплачивается с ним нарушите. Почему же потерпевшего нужно обязывать и даже принуждать к защите своих интересов?

Изучение реальных отношений показывает, что действительная заинтересованность потерпевшей стороны привлечь к ответственное своего неисправного хозяйственного партнера ныне во многих случаях: ничтожна и полностью (либо почти) сводится на нет более мощными антистимулами. К таким антистимулам на стороне потерпевшего относятся: незначительный размер санкций по некоторым хозяйственным договора (проектные, опытно-конструкторские, технологические работы и др.) прямое перечисление в бюджет разницы между полученными и выплаченными санкциями или косвенное — у рентабельно работающих организаций — в составе остатка свободной прибыли; опасение испортитить деловые отношения с хозяйственными партнерами; длительность и громоздкость претензионно-исковой процедуры.

Перечисленные факторы значительно снижают значение компенсационной функции ответственности. Ослабляется также ее сигнально-информационное значение, ибо при обязательности претензионного порядка обращение к юрисдикционным органам происходит значительно позже факта правонарушения, вследствие чего допущенное нарушение не портит итоговой оценки работы, если неустойка взыскивается в следующем квартале, а тем более в следующем году. К тому же взыскание санкций (в том числе возмещение убытков) в лучшем случае восстанавливает потери денежных средств потерпевшего, но не облегчает ему восстановления прорыва в выполнении плана, не влияет на повышение оценки работы, не восполняет нехватки материальных ресурсов и т. п. Иногда процесс привлечения нарушителя к ответственности значительно осложняется оторванностью права па предъявление соответствующего требования от субъекта, заинтересованного в осуществлении этого права. Так обстоит дело, например, в сельском строительстве, когда ряд объектов сельскохозяйственного назначения сразу же после ввода в эксплуатацию передается заказчиками на баланс колхозов и совхозов. Последние лишены возможности, минуя теперь уже не заинтересованного в объекте заказчика, напрямую, подобно жилищно-эксплуатационным органам, наделенным таким правом, обратиться с претензиями к строителям. Разрыв между интересом и правом его непосредственной процессуальной защиты, по общему правилу, не должен иметь места. Нельзя не учитывать и то, что в условиях принудительного прикрепления потребителей товаров и услуг к тем, кто их оказывает, невозможности выбора или замены хозяйственных партнеров, опасения ухудшить отношения с такими партнерами отнюдь не беспочвенны. Зависимость потребителей от производителей и поставщиков резко усиливается при дефицитности некоторых товаров и материальных ресурсов, монопольном положении проектных, строительных, ремонтных организаций, сельхозтехники и т. п., превышении спроса над предложением. В условиях подобной фактической (при юридическом равноправии) зависимости существенно ослабляется желание привлекать к ответственности неисправного поставщика, проектировщика, перевозчика, от которых вообще зависит возможность получения нужных потребителю товаров и услуг.14

На стороне нарушителя действуют серьезные антистимулы, понижающие эффективность угрозы применения к нему ответственности. Прежде всего привлечение к ответственности пока еще влияет на оценку работы предприятия весьма незначительным и косвенным образом. Конечно, принятие известных актов об оценке выполнения плана по уровню исполнения договорных обязательств послужило шагом вперед, но проблемы в целом не решило. При учете выполнения плана (в части формирования фондов экономического стимулирования и решения вопросов о премировании) принимается во внимание нарушение сроков и ассортимента поставки, другие же нарушения данного договора и нарушение других хозяйственных обязательств на оценку выполнения плана не влияют. Есть и иные ослабляющие моменты: невыполнение договоров учитывается по линии и по материалам организаций-нарушителей, министерства которых определяют номенклатуру изделий, подпадающих под контроль своевременной поставки, и выдают «индульгенции», устанавливая допустимый лимит нарушений. Подобная практика, которая, к сожалению, получает иногда поддержку плановых органов, решительно осуждена декабрьским (1983 г.) Пленумом ЦК КПСС. Многие взыскания в силу незначительности сумм почти не сказываются на финансовом режиме нарушителя договора, но даже и заметный объем взыскания задевает интересы коллектива предприятия, как правило, не слишком ощутимо, ибо уменьшает итоговую сумму прибыли, но на размеры фондов экономического стимулирования влияет очень мало. Предприятия с высоким уровнем рентабельности производства вообще могут не ощущать взысканных санкций, поскольку это оборачивается для них лишь уменьшением платежей по прибыли в бюджет.

Далеко не всегда и не в полной мере суммы штрафных санкций, взысканных с организации-нарушителя, перекладываются на виновных работников. Например, по суммарным данным Госарбитража Казахской ССР за первое полугодие 1983 г. руководителям организаций, прокуратуре, МВД и другим компетентным органам было направлено около 1400 сообщений о вскрытых при рассмотрении арбитражных дел недостатках, повлекших значительный материальный ущерб. По этим сообщениям к материальной ответственности было привлечено всего 223 человека.

Стороны не пользуются даже тем оружием ответственности, какое закон дал им в готовом виде. Еще реже, поэтому они сами устанавливают ответственность взаимным соглашением.

Подчеркивая необходимость усилить значение ответственности как важной меры обеспечения надлежащего исполнения хозяйственных обязательств, многие авторы вводят предложения об увеличении размеров нормативной неустойки. Разумеется, целесообразность предложений должна оцениваться с учетом конкретных обоснований, но генеральный путь совершенствования механизма ответственности как подсистемы хозяйственного механизма лежит не в этом направлении. Некоторые штрафные взыскания по размеру доведены до логического предела. За некомплектность изделия, например, уже давно установлена санкция в сумме 20% его стоимости. По точному смыслу закона при отсутствии в комплекте поставленного трактора копеечной резиновой прокладки с поставщика можно по закону получить 20% цены нового трактора — несколько тысяч рублей. Однако прекращения некомплектных поставок пока не наблюдается.

С другой же стороны, нельзя согласиться с предложениями иного порядка, направленными на то, чтобы оторвать ответственность нарушителей договорной дисциплины от интересов хозяйственных кон агентов: взыскивать неустойку только в доход государства,15 обязать, организации-нарушители самостоятельно вносить штрафные плате за каждое нарушение на особый счет в банке 16 и т. п. Подобные предложения вовсе не учитывают компенсационной функции имущественной ответственности, их реализация может привести к дальнейшему ослаблению рычага интересов в механизме борьбы с нарушителями хозяйственной дисциплины.

Курортная недвижимость в Болгарии, дешевле не бывает:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

Главный путь совершенствования системы ответственности состоит в ликвидации рассмотренных выше антистимулов, с целью превращения ее через материальную заинтересованность в неотвратимое и ощутимое для коллектива организации-нарушителя последствие каждого нарушения. Особенно важны в этой части предложения о непосредственной связи ответственности предприятий с фондами экономического стимулирования и обязательной материальной ответственностью виновных работников. Этому должен содействовать начавшийся с 1 января 1984 г. в нескольких министерствах эксперимент, к основный условиям которого относится обеспечение тесной зависимости фондов зарплаты и материального поощрения от конечных результатов про изводства.17

3. Проблема места ответственности в системе хозяйственного механизма этим отнюдь не завершается. Развитие социалистической экономики и усложнение хозяйственных отношений показывают, что даже идеально отлаженный механизм ответственности в силу самой ее сущности не в состоянии обеспечить ни полного предотвращения нарушений, ни полной ликвидации их последствий. С учетом накопленного опыта нужно вновь вернуться к оценке значения ответственности как таковой.

Ответственность целесообразна в качестве основного средства защиты права там, где его нарушение представляет собой чрезвычайное событие, глубоко затрагивающее интересы пострадавшего от такого нарушения субъекта правоотношения. В хозяйственных же связях между социалистическими организациями, где нарушение договорных обязанностей в разных формах — явление отнюдь не редкое, все большее значение приобретают иные способы реагирования на правонарушения, отличающиеся оперативностью, простотой применительной процедуры, немедленной результативностью и в то же время — достаточным компенсационным потенциалом и стимулирующим эффектом. Такие способы все чаще конструируются законодательством и прокладывают себе дорогу на практике. Все эти меры, отличаясь видовыми особенностями, полностью вписываются в родовое понятие средств негативного стимулирования. Можно выделить следующие их группы.

— Оперативно-организационные меры, применяемые потерпевшим в целях предотвращения нарушений и скорейшей ликвидации их последствий: отказ от приемки недоброкачественной продукции, строительных работ с недоделками и дефектами; изменение формы расчетов, последовательности исполнения обязательств и т. п. Арсенал оперативно-организационных мер постоянно пополняется, растет их значение. Хотя названные меры не сводятся к уплате одной из сторон определенных денежных сумм другой, они бесспорно влияют на имущественные интересы обоих контрагентов и поэтому успешно выполняют задачу негативного материального стимулирования.

— Оперативно-имущественные меры. К ним относятся средства воздействия на неисправного хозяйственно-договорного контрагента, которые по быстроте реакции на нарушение и по характеру применения достаточно оперативны, но имеют также отчетливые признаки имущественных взысканий. Указанные меры сводятся обычно к тому, что ненадлежащее исполнение хозяйственного договора влечет непосредственное встречное имущественное обременение, применяемое либо потерпевшим, либо в его интересах посредничающим органом. Случаи, основания и размеры такого обременения устанавливаются законом, но характер мер не противоречит возможности предусматривать их также договором.

В данную группу можно включить скидки с цены при сдаче заготовителям продукции низкого качества (сорта), повышение процента на просроченную ссуду, уменьшение размера получаемой от заказчика премии при сдаче объекта с оценкой «удовлетворительно». К ним можно отнести значительное повышение процента на расчетный кредит,, выдаваемый банком при задержке платежей за поставленную продукцию, на кредит строительным либо проектным организациям, задержавшим сдачу заказчикам строительной или проектной продукции, а также случаи неполучения субъектом хозяйственного отношения денежных средств как следствие не достижения заранее обусловленных результатов.18

Интересен вопрос об отраслевой правовой принадлежности оперативных мер (обычно именуемых в литературе оперативными санкциями). С традиционных позиций меры, применяемые кредитором непосредственно к должнику, несомненно должны квалифицироваться как гражданско-правовые. Сложнее однозначно определить природу оперативно-имущественных санкций, которые применяются банком, но за нарушения, допущенные в процессе исполнения хозяйственного поставочного или подрядного договора. И эти санкции по преимуществу — гражданско-правовые. Во-первых, они защищают нарушенное гражданское право; во-вторых, выражаются в имущественном взыскании; в-третьих, банк в отношениях между участниками договора выступает не только как полномочный государственный контролер, но и как контрагент, выполняющий расчетные поручения. Возникает сложный узел правоотношений, в которых налицо административные элементы, но преобладают признаки, определяющие их гражданско-правовую принадлежность.

Возможности оперативно-имущественных санкций только-только раскрываются. Последние могут быть использованы значительно шире, прежде всего при нарушениях требований по качеству и вообще — г надлежащему способу исполнения. Желательно закрепить законе право устанавливать оперативно-имущественные меры в хозяйственном договоре.

К оперативным санкциям, применяемым в качестве правозащитных мер негативного стимулирования и направленным на укрепление хозяйственно-договорной дисциплины, близки по задачам и содержанию (негативное стимулирование) административные, организационные и имущественные санкции. Такие санкции, хотя они также перед ко именуются оперативными, выведены из межхозяйственных право отношений, они лишены компенсационной направленности, их использование опирается исключительно на необходимость защиты общего государственных интересов, что предопределяет и их административную: правовую природу и основания применения. Известное сходство с рассмотренными оперативными санкциями, с которыми они в повседневной хозяйственной практике нередко стыкуются, вызывает целесообразность их краткой характеристики. Под названными административными санкциями мы понимаем меры организационного или имущественного характера, применяемые к нарушителям хозяйственной дисциплины компетентными органами государственного управления — Госстандарта СССР, Госарбитража СССР, Госархстройконтроля СССР и т. п. Это — весьма ощутимые для нарушителей меры: исключение из отчетных материалов о выполнении плана стоимости продукции, выпущенной и реализованной с нарушениями обязательных требований по качеству, изъятие в бюджет прибыли от реализации такой продукции, перевод предприятий на особый режим кредитования, прекращение строительных работ, выполняемых с отступлением от проектов, взыскание в бюджет дополнительного размера неустойки при грубом нарушении договорной дисциплины и т. п.

Повышение эффективности мер негативного стимулирования связано с совершенствованием процедурных форм. Претензионно-исковая процедура, арбитражный процесс исследованы достаточно полно. А такая форма, как самозащита, получающая все большее распространение в хозяйственном законодательстве, изучена мало. Средства самозащиты — собственные действия участника хозяйственных правоотношений, направленные на защиту его прав и законных интересов. Они не представляют особой материально-правовой группы мер негативного стимулирования, ибо самостоятельность применения — один из неотъемлемых, так называемых диагностических признаков оперативных санкций. Но в порядке самозащиты могут использоваться и те меры ответственности, которые реализуются односторонними актами, независимо от согласия лица, совершившего правонарушение. По основаниям и содержанию — это меры ответственности, по порядку применения — самозащита. Именно данное качество позволяет незамедлительно и эффективно реагировать на правонарушение. В последние годы меры самозащиты стали возможными в весьма серьезных конфликтных ситуациях. Достаточно упомянуть право покупателя безакцептно списывать с поставщика штраф за поставку недоброкачественной продукции.

Среди мер самозащиты также могут быть выделены действия юридического характера, как непосредственно совершаемые пострадавшим участником хозяйственных отношений (отказ от оплаты недоброкачественной продукции, перевод поступившей продукции на режим ответственного хранения и т. п.), так и выполняемые банком по одностороннему требованию пострадавшего (безакцептное списание средств), и некоторые действия фактического характера, хотя и влекущие определенные правовые последствия (исправление силами заказчика дефектов, выявленных после принятия объекта от строителей, исправление покупателем недостатков в поставленной ему продукции и т. п.).

Вероятно дальнейшее расширение сферы применения средств самозащиты. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР or 7 июля 1983 г. № 607 «О совершенствовании экономических взаимоотношений сельского хозяйства с другими отраслями народного хозяйства»19. сельскохозяйственным предприятиям и организациям предоставлено право на безакцептное списание с организаций Сельхозтехники (а последним в таком же порядке с виновных предприятий-изготовителей) стоимости ремонта вышедших из строя в период гарантийного срока тракторов, автомобилей, сельскохозяйственных машин и оборудования, а также неустойки за неустранение недостатков в установленный срок. Эта новелла может получить более широкое значение, в частности при устранении в гарантийные сроки недостатков поставленной продукции и выполненных по договору строительных работ.

Рассмотренные средства негативного стимулирования решают те же задачи, что и меры ответственности, но решают их дешевле, быстрее и нередко результативнее. Вот почему они заметно вытесняют традиционные формы ответственности из некоторых звеньев правоохранительной системы хозяйственного механизма. Важным фактором совершенствования последнего служит тщательное изучение эффективности всех видов санкций и иных правозащитных средств, расширения сферы их целесообразного использования.

Сказанное, однако, вовсе не означает призыва отказаться от применения ответственности за хозяйственные правонарушения. Право на защиту нарушенных интересов в форме привлечения нарушителя к установленной ответственности в полной мере сохраняет свое значение и возможность реализации. Более того, широкое применение иных, кроме ответственности, средств негативной реакции на правонарушение открывает новую перспективу и для ответственности. Поскольку все рассмотренные выше меры и средства отличаются возможностью использования волей и властью участника правоотношения без необходимости обращаться к юрисдикционным органам, возникает ситуация, при которой пострадавшим от нарушения, судьей и исполнителем выступает одно и то же лицо (исключения не искажают общей картины), что чревато, конечно, превышением полномочий или тенденциозным истолкованием закона. Поэтому создание и расширение арсенала оперативно-организационных, оперативно-имущественных мер воздействия и иных аналогичных средств должны сопровождаться образованием системы защиты интересов тех, к кому подобные средства применяются, в форме возможности привлечения к ответственности за неправильное их использование. Универсальным правозащитным органом при возникновении подобных споров могут, видимо, выступать наиболее приспособленные для разрешения хозяйственных конфликтов органы арбитража. Таким образом, у ответственности появляется новая функция — обеспечения законности применения других правозащитных мер в системе хозяйственных связей. Речь, следовательно, идет не о вытеснении ответственности из хозяйственных правоотношений, а о том, чтобы наряду с ответственностью, вместе с ней, а там, где это целесообразно, вместо нее широко применять к нарушителям другие средства воздействия, обеспечивающие эффективную борьбу за укрепление хозяйственной дисциплины.

* Доктор юридических паук, профессор Казахского государственного университета.
** Кандидат юридических наук, доцент того же университета.

1 Лаптев В. В. Экономика и право. М., 1981, с. 10—19; Калмыков Ю. X. Правовое регулирование хозяйственных отношений. Саратов, 1981, с. 16—17, 21—22; Алексеев С. С., Яковлев В. Ф. Механизм социалистического хозяйства и гражданское право. — Правоведение, 1983, № 2; Братусь С. Н. Право и хозяйственный механизм. — Правоведение, 1983, № 4.
2 Правда, 1984,. 14 февраля.
3 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 22 ноября 1982 г. М., 1982, с. 9.
4 Масевич М. Г., Покровский Б. В., Сулейменов М. К. Правовые вопросы материального стимулирования предприятий. Алма-Ата, 1972, с. 203 (автор главы М. К. Сулейменов); Пронин а М. Г. Стимулирующая функция гражданско-правовых санкций. Минск, 1977, с. 15—42; Басни Ю. Г., Покровский Б. В., Сулейменов М. К. Правовые формы хозяйственного расчета строительных организаций. Алма-Ата, 1978, с. 99—100 (автор — Б. В. Покровский); Лаптев В. В. Экономика и право, с. 189—190; Мамутов В. К. Совершенствование правового регулирования хозяйственной деятельности. Киев, 1982, с. 110.
5 Астахов Н. П. Правовое регулирование хозяйственного расчета промышленного предприятия (объединения). Казань, 1975, с. 175—182; Лепет О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981, с. 54—57.
6 СП СССР, 1983, отдел первый, № 11 (Изложение).
7 Вопрос о роли саморегулирования в системе хозяйственных отношений подробно рассмотрен Р. О. Халфиной. — См.: Государство, право, экономика. М., 1970, с. 378-396.
8 Мы имеем в виду традиционные понятия ответственности как взыскание, которое применяется к лицу, совершившему правонарушение.
9 Статья 36 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (в дальнейшем —Основы).
10 Вот некоторые из последних статей: Орлов. Я. Что такое гарантия?.— Известия, 1983, 11 ноября; Ивченко -Л. Этот частый частный случай. — Там же, 25 ноября.
11 Положение о поставках продукции, п. 101; Положение о поставках: товаров, п. 98.— СП СССР, 1981, отдел первый, № 9—10, ст. 62.
12 Братусь С. Н. Гражданско-правовое регулирование имущественных отношений между хозяйственными организациями. — В кн.: XXVI съезд КПСС и проблемы гражданского и трудового права, гражданского процесса. М., 1982, с. 31.
13 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 18, с. 271.
14 Новиков И. Без огласки. — Правда, 1983, 2 февр.; Евладов В., Манько Е. Пока диктует поставщик. — Там же, 24 сент.: Мельников' В. За что премия?— Там же, 22 ноября.

Черное море, Болгария, недвижимость. Дешевле просто не бывает:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

15 Петров Н. Н. Ответственность хозорганов за нарушения обязательств М., 1974, с. 192.
16 Экономические санкции и дисциплина поставок. Киев, 1976, с. 204—206; Мамутов В. К. Ключевые проблемы совершенствования хозяйственного законодательства. — В кн.: XXV съезд КПСС и правовые вопросы регулирования народного хозяйства. М., 1977, с. 12.
17 Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14 июля 1983г. № 659 «О дополнительных мерах по расширению прав производственных объединений (предприятий) промышленности в планировании и хозяйственной деятельности и по усилению их ответственности за результаты работы». — СП СССР, 1983, отдел первый, № 20, ст. 109.
18 Положение о порядке заключения и исполнения договоров контрактации сельскохозяйственной продукции, утвержденное приказом Министерства заготовок СССР и Министерства сельского хозяйства СССР от 15 ноября 1983 г. № 399/250. М., 1983; п. 3 Положения о премировании работников за ввод в действие производственных мощностей и объектов производства, утвержденного постановлением Госкомтруда СССР, Госстроя СССР и Президиума ВЦСПС от 1 1сентября 1979 г. — Совершенствование хозяйственного механизма: Сборник документов. М., 1980, с. 98; Постановление Совета Министров СССР от 21 апреля 1980 г. № 323 «О процентных ставках за пользование банковским кредитом». — СП СССР, 1980, № 13, ст. 89.
19. СП СССР, 1983, отдел первый, № 17, ст. 90, п. 32; № 19, ст. 104.

Источник информации: Правоведение. - 1984. - № 3. - С. 24 - 34. ( )

  Документы