ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ В САНКТ - ПЕТЕРБУРГЕ
тел 7(904) 512 00 09
 
 Юристы       Конференция       Библиотека       Объявления       Авторизация   
Пользовательский поиск
   Разделы
Авторское право
Гражданское право
Жилищное право
Имущественные споры
Примирительная палата
Семейное право
Новости периодики


   Имущественные споры  ( документов: 7 )
Правовые вопросы перестройки хозяйственного механизма в современных условиях

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

1987 А. А. СОБЧАК*

Необходимость радикальной перестройки хозяйственного механизма давно назрела. Об этом со всей определенностью сказано в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии: «Решение новых задач в экономике невозможно без глубокой перестройки хозяйственного механизма, создания целостной, эффективной и гибкой системы управления, позволяющей полнее реализовать возможности социализма».1 Конкретные условия и формы осуществления такой перестройки опробованы в процессе проведения в 1984—1985 гг. широкомасштабного экономического эксперимента по расширению самостоятельности предприятий и усилению их ответственности за результаты работы.

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 июля 1985г. №669 «О широком распространении новых методов хозяйствования и усилении их воздействия на ускорение научно-технического прогресса»2 с 1 января Г987 г. на новые условия работы переходит вся промышленность. Это потребует существенного обновления и развития действующего хозяйственного законодательства, так как распространение условий крупномасштабного эксперимента на все промышленные предприятия означает введение режима хозяйствования, значительно отличающегося от существующего в настоящее время, т. е. закрепленного в законодательстве. В связи с этим возможно возникновение разрыва между новыми условиями хозяйствования и нормами действующего законодательства, что неизбежно затормозит осуществление предусмотренных решениями XXVII съезда мероприятий по перестройке хозяйственного механизма.

В первую очередь необходимо привести в соответствие с новыми условиями хозяйствования статутные акты, определяющие правовое положение предприятий, объединений и органов хозяйственного управления (положения о предприятии, производственном объединении, министерстве и др.), путем внесения в них соответствующих изменений либо (что, несомненно, предпочтительней) принятия единого нормативного акта о предприятиях и иных хозяйственных организациях. Необходимо принять также Основы (или Закон) об управлении народным хозяйством, закрепив в них организационные основания перестройки хозяйственного механизма, а также внести серьезные изменения и дополнения в Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. Реальное расширение прав и ответственности предприятии неосуществимо без незамедлительного закрепления в законодательстве системы правовых гарантий, обеспечивающих самостоятельное решение ими основных вопросов оперативно-хозяйственной деятельности.

Необходимость более полного использования предприятиями и организациями предоставленных им прав подчеркнута в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 мая 1986 г. № 540 «О мерах по коренному повышению качества продукции». В нем же установлена полная ответственность объединений, предприятий и организаций за качество продукции, конкурентоспособность ее на мировом рынке, соответствие новых изделий и материалов самым строгим требованиям, обеспечивающим научно-технический прогресс.3 Таким образом, расширение самостоятельности и ответственности предприятий за результаты работы,— одно из стратегических направлений экономической политики КПСС и Советского государства. Именно поэтому правовое обеспечение перестройки хозяйственного механизма и заключается в обеспечении правовыми средствами, с одной стороны, самостоятельности предприятий, а с другой — их ответственности за результаты работы.

Расширение самостоятельности. Самостоятельность предприятия4 — категория объективная, выражающая его положение в системе экономических отношений социализма. Самостоятельность предприятия как правовая категория и как его способность принимать решения по производственным и иным вопросам есть лишь внешнее проявление его экономической обособленности в рамках общенародной социалистической собственности.

Экономическое обособление предприятия не равнозначно его организационному выделению в рамках народного хозяйства. Организационное выделение предприятия заключается в определении его места в едином народнохозяйственном комплексе (т. е. закреплении за ним производственных и иных имущественных фондов, наделении его правосубъектностью), круга выше- и нижестоящих органов и т. д., иначе говоря, правового положения (статуса) предприятия.

Экономически предприятие обособляется на базе отграниченного кругооборота средств в процессе индивидуального воспроизводства. Отграничение кругооборота средств (обособление средств производства и деятельности по их использованию) в условиях господства социалистической собственности является необходимой предпосылкой соизмерения индивидуальных затрат отдельного производителя (предприятия) с общественно необходимыми. На базе такого соизмерения обеспечивается эквивалентное возмещение предприятиям затраченных средств и получение прибыли, которая, в свою очередь, служит источником удовлетворения потребностей и данного предприятия и народнохозяйственных. Именно это составляет хозрасчетную основу деятельности предприятия, выражает объективную базу его самостоятельности, ибо хозрасчет немыслим без определенного уровня самостоятельности субъектов хозяйствования в процессе их функционирования в рамках единого планового хозяйства.

Поскольку государственные предприятия функционируют как звенья единого народнохозяйственного комплекса, их самостоятельность имеет объективные границы, определяемые как социально-экономическими, так и организационно-правовыми факторами. Экономическая граница (мера) самостоятельности предприятия обусловлена его способностью к воспроизводству производственных фондов на собственной основе, т. е. способностью предприятия к расширенному воспроизводству, его полной самоокупаемостью и самофинансированием.

Юридически содержание и границы хозяйственной самостоятельности предприятия определяются: 1) его местом в организационной структуре хозяйства, т. е. существующей системой организации и управления народным хозяйством; 2) действующим порядком планирования и степенью участия предприятия в разработке производственных и финансовых планов; 3) системой плановых показателей и экономических нормативов, по которым оцениваются результаты производственно-хозяйственной деятельности предприятия и осуществляются меры по экономическому стимулированию производства; 4) наконец, взаимоотношениями предприятия с местными органами государственной власти и управления, территориальными плановыми, снабженческими, транспортными и иными органами хозяйственного руководства, а также с рабочими и служащими в сфере трудовых отношений.

Права предприятия как юридического лица определяют границы его юридической самостоятельности.5 Это дает ему возможность от своего имени выступать в хозяйственном обороте, приобретать права и обязанности, связанные с осуществлением производственно-хозяйственной деятельности, быть истцом и ответчиком в судебно-арбитражных органах (ст. 11 Основ гражданского законодательства, ст. 23 ГК РСФСР). Таким образом, формальное признание предприятия юридическим лицом позволяет ему функционировать в качестве самостоятельного товаропроизводителя, а результаты его деятельности рассматривать в качестве товара.

Минимальный уровень юридической самостоятельности предприятия (тот минимальный объем прав и обязанностей, который необходим для его нормального функционирования) может быть определен, как совокупность организационных и имущественных прав и обязанностей, позволяющая ему и другим участникам хозяйственного оборота осуществлять обмен результатами деятельности на эквивалентно-возмездных началах.

Курс на расширение самостоятельности предприятий требует более четкого определения ее границ, в частности учета следующих положений.

1.Поскольку предприятие является относительно обособленной ячейкой единого народнохозяйственного комплекса, права которой не могут безгранично расширяться, центр тяжести совершенствования правового регулирования деятельности предприятий должен быть перенесен на создание системы экономических и юридических гарантий реального осуществления признанных, за ними прав, на правильное распределение функций, прав и обязанностей между различными звеньями народного хозяйства.

Курортная недвижимость побережья Болгарии для отдыха и инвестиций:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

2.Одна из важных гарантий самостоятельности предприятий — четкое размежевание компетенции выше- и нижестоящих хозяйственных звеньев путем исключения из компетенции вышестоящего звена полномочий, предоставляемых нижестоящим звеньям. Иными словами, необходимо, чтобы права предприятий не поглощались (не перекрывались) правами вышестоящих хозяйственных органов. В частности, следует законодательно закрепить по возможности исчерпывающий перечень случаев, в которых предприятию при решении определенных хозяйственных вопросов требуется предварительное согласование, получение разрешений, утверждений со стороны вышестоящих органов. Любые предоставляемые предприятию права одновременно должны изыматься из компетенции соответствующих вышестоящих органов. Одновременно должна быть пересмотрена практика перечневого определения прав предприятия, заключающаяся в детальном перечислении дозволенных ему действий. Именно такой подход к определению самостоятельности предприятий более всего сдерживает его инициативу и препятствует решению новых вопросов, возникающих в ходе научно-технического прогресса.

3. Необходимо отказаться от прямых и косвенных форм предоставления хозрасчетным предприятиям государственных дотаций, осуществляемых за счет перераспределения средств хорошо и плохо работающих предприятий, так как любые формы дотаций подрывают самостоятельность предприятий, порождают у него иждивенческие настроения и не заинтересованность в достижении высоких экономических результатов. В то же время отказ от дотаций требует введения общего запрета изъятия и перераспределения денежных средств предприятий вышестоящими органами, а также перераспределения его основных фондов лишь на возмездных началах, как это предусмотрено в новом законодательстве об экономическом механизме Болгарии.6

Расширение производственных и социальных функций, выполняемых предприятием (производство товаров народного потребления и оказание платных услуг населению предприятиями, для которых эта деятельность не является основной, производство и реализация товаркой сельскохозяйственной продукции подсобными хозяйствами промышленных и транспортных предприятий, выполнение иных, несвойственных им функций, например ремонт и строительство дорог, и т. п.) ставит под вопрос целесообразность сохранения закрепленного в законе принципа специальной правосубъектности предприятия. В литературе предлагается, в частности, предоставить предприятиям право осуществлять любую деятельность, кроме прямо запрещенной в законе.7

Пределы оперативно-хозяйственной самостоятельности предприятия должны быть существенно расширены, но не за счет отказа от принципа специальной правосубъектности, а за счет более гибкого определения ее границ. Не нужно забывать, что всякое расширение социальных и сопутствующих основному производству хозяйственных функций предприятия не может не отвлекать его от выполнения основных производственных задач, а на практике нередко оборачивается сужением его прав и возможностей в сфере основного производства.8

Ставя вопрос об укреплении самостоятельности, расширении прав предприятий, нельзя обойти вниманием такое негативное правовое явление, как подмена в хозяйственной жизни предписаний закона деловыми обыкновениями, прямо противоречащими действующему законодательству. Имеется в виду несоблюдение в хозяйственной практике правил закона, предписывающих, например, необходимость установления прямых длительных связей, закрепление средств фондов экономического стимулирования в полное распоряжение предприятии, запрещение начинать строительство без утвержденной проектно-сметной документации и сдавать объекты с недоделками, а также выполнять сверхурочные работы, суммировать отгулы и присоединять их к отпуску и др. Нередко не соблюдаются уже закрепленные в законе права предприятий. Причины такого положения — недостатки самого хозяйственного законодательства (глубоко эшелонированная, подчас мелочная правовая регламентация хозяйственной жизни) и объективные противоречия между хозрасчетной и централизованной системами управления народным хозяйством.

Законодательство в соответствии с директивными партийными решениями ориентировано на создание хозрасчетной экономики, базирующейся на самостоятельности предприятий, косвенном регулировании через финансово-кредитный механизм и другие экономические рычаги. В реальной же хозяйственной практике в настоящее время преобладают элементы централизованной экономики, опирающейся на жесткое директивное планирование и централизованное распределение и перераспределение ресурсов с использованием преимущественно методов прямого, непосредственного руководства. Отсюда правовой нигилизм, половинчатость и непоследовательность в осуществлении важнейших партийных решений в области хозяйственного развития, ограничение и усечение выработанных партией установок и принятых решений, в частности по вопросам самостоятельности предприятий, на что прямо указывалось в решениях апрельского (1985 г.), Пленума ЦК КПСС и XXVII съезда КПСС. Между тем меры, необходимые для реального повышения уровня самостоятельности предприятий, известны и прошли проверку в ходе широкомасштабного эксперимента: не прямолинейная разверстка планов сверху донизу, а разработка системы общих экономических нормативов, управление и планирование не объектами, а экономическими процессами; сбалансированность планов в виде утверждения планов производства только в пределах обеспеченности их материальными ресурсами, переход от фондированного распределения к оптовой торговле средствами производства и т. д.

Расширение самостоятельности предприятий неразрывно связано с перестройкой системы управления народным хозяйством. Сегодня очевидно, что отраслевые министерства в их существующем виде не способны обеспечить ускорение научно-технического прогресса и решение стратегических задач экономического развития отрасли. Образование Агропрома, Бюро по машиностроительному комплексу, Бюро по топливно-энергетическому комплексу — первые шаги на пути создания органов управления народным хозяйством нового типа, выполняющих по преимуществу координационные функции, осуществляющих прогнозирование и долгосрочное планирование развития определенных отраслей народного хозяйства. Предусмотренный решениями XXVII съезда перевод промышленности на двузвенную структуру управления приведет к отказу от прямолинейной системы руководства предприятиями на основе разверстки планов сверху донизу в одних и тех же сквозных объемных показателях. Такая система станет просто невозможной при непосредственном подчинении министерству сотен и тысяч предприятий.

Предприятия, работавшие в 1984—1985 гг. в условиях крупномасштабного эксперимента, столкнулись с рядам трудностей в процессе осуществления дополнительно предоставленных им прав, которые были вызваны прежде всего отсутствием отработанного правового механизма реализации и защиты прав предприятий в случае их нарушения. Достаточно сослаться на отсутствие необходимых гарантий реализации прав предприятий и механизма их восстановления в случаях нарушения со стороны вышестоящих хозяйственных органов, например изъятия или непредоставления вышестоящим органом денежных средств, издания незаконных или необоснованных плановых актов, необеспечения производственной программы материальными ресурсами, установления дополнительных заданий либо введения плановых показателей,. не предусмотренных действующим законодательством. Нередко необоснованные ограничения прав предприятий по сравнению с объемом прав, предоставленных им постановлениями правительства и другими законодательными актами, содержатся в разнообразных нормативно-методических документах (инструкциях, правилах, типовых договорах и т. п.), которые принимаются министерствами и ведомствами.

Преодоление этих негативных явлений возможно лишь путем создания продуманной системы экономических и юридических гарантий самостоятельности предприятия на основе его хозрасчетной заинтересованности в реализации предоставленных ему прав. Одни вопросы расширения самостоятельности предприятий решить сравнительно просто, так как необходимость принятия соответствующих решений давно очевидна (например, утверждение производственного плана предприятия лишь в пределах реально выделенных ему материальных ресурсов), другие потребуют более глубокого научного обоснования — неизменным остается лишь одно: мы должны на деле перевести, наконец,, предприятия и объединения на действительный хозрасчет, придать хозрасчетный характер всему хозяйственному механизму.9

Усиление ответственности. Ответственность и самостоятельность — понятия взаимосвязанные. Самостоятельность без ответственности ведет к анархии, а ответственность без самостоятельности — к произволу. Взаимосвязь этих понятий очевидна, и во всех документах о необходимости расширения самостоятельности предприятий говорится также об усилении их ответственности перед обществом за результаты своей производственно-хозяйственной деятельности. В директивных партийных документах и новейшем законодательстве обычно говорится об усилении экономической ответственности предприятий перед обществом.

В экономической литературе и публицистике понятие экономической ответственности трактуется чрезвычайно широко — в него включаются как обязанность предприятия хозяйствовать рационально, так и все те меры воздействия, которые общество применяет к предприятию и его работникам в случаях нарушения этой обязанности. Однако если рассматривать данное понятие в строго научном смысле как определенную экономическую категорию, то нельзя отождествлять экономическую ответственность с любыми способами экономического воздействия на плохо работающее предприятие за нарушение им общей обязанности эффективного ведения производственно-хозяйственной деятельности. Это понятие наполняется реальным содержанием только в; связи с хозрасчетной организацией деятельности предприятия, неотъемлемым элементом которой и является экономическая ответственность. Отвечать экономически — это значит возмещать экономические потери, причиненные другим участникам хозяйственного оборота, т. е. отвечать прежде всего перед потребителем товаров, услуг, иных результатов работы предприятия. Такая ответственность хозрасчетного предприятия представляет собой особый вид экономических отношений между социалистическими товаропроизводителями, а также между ними и государством, заключающихся в переносе экономических потерь на результаты (в имущественную сферу) того звена хозяйственного» механизма, действиями которого они были вызваны. Тем самым она обеспечивает предприятию восстановление общественно-нормальных условий и эквивалентности в отношениях с другими звеньями хозяйственного механизма, а также является инструментом соизмерения затрат и результатов деятельности предприятия, объективной оценки его вклада в народное хозяйство.

Однако такой перенос экономических потерь как во взаимоотношениях между предприятиями, так и в их отношениях с государством не происходит автоматически, а осуществляется в рамках установленных юридических процедур разрешения хозяйственных и иных споров социалистических организаций с учетом причин, вызвавших эти потери, виновности должностных лиц и работников предприятия в тех или иных нарушениях и т. д. Иными словами, экономическая ответственность всегда должна иметь и определенное юридическое выражение, соответствующий правовой эквивалент. Проблема соотношения экономической и юридической ответственности — это проблема взаимосвязи экономического содержания и правовых форм его выражения.

С юридической точки зрения экономическая ответственность выражается в применяемых мерах административно-правового воздействия на предприятие (санкции органов Госстандарта и отраслевых инспекций, финансово-кредитные санкции банков и финорганов и т. п.), а также имущественной (гражданско-правовой) ответственности в случаях нарушения хозяйственно-договорных обязательств (в виде возмещения убытков, взыскания неустойки, санкций оперативного характера). Центральное место в системе экономической ответственности хозрасчетного предприятия принадлежит гражданско-правовой ответственности. Поэтому усиление ответственности предприятия в первую очередь связано с решением проблемы повышения эффективности гражданско-правовой ответственности.

Существующая система гражданско-правовой ответственности за нарушения договорных обязательств, как многократно отмечалось в юридической литературе, явно неэффективна. Называлась и основная причина такого положения — слабая увязка мер ответственности с интересами предприятий, отсутствие у них заинтересованности в применении установленных законом или договором мер ответственности. Восстанавливая предприятию потери денежных средств, гражданско-правовая ответственность в существующих условиях практически не влияет на выполнение им плановых заданий, не может восполнить нехватки материальных ресурсов, не отражается в должной мере на оценке результатов работы предприятия. Существующий порядок учета взыскиваемых и уплачиваемых предприятиями штрафных санкций и убытков и отнесения их на результаты деятельности предприятия хорошо иллюстрирует правильность данного вывода.

По общему правилу разница между полученными и уплаченными штрафами относится на прибыль предприятия, соответственно увеличивая или уменьшая ее. Таким образом, предприятие заинтересовано лишь в том, чтобы иметь положительное сальдо полученных штрафных санкций. Да и эта заинтересованность относительная, так как при больших суммах, которые взыскиваются и уплачиваются предприятиями за нарушение договорных обязательств (по крупным объединениям они часто исчисляются миллионами рублей в год), разница между ними редко достигает значительных размеров. К тому же она относится на общий размер балансовой прибыли предприятий, т. е. не только затрагивает ту ее часть, что остается в распоряжении предприятия, но и соответственно уменьшает либо увеличивает суммы отчислений в бюджет и на пополнение финансовых ресурсов отрасли.

Рекомендуем приобрести недвижимость на побережье Болгарии:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

Еще хуже обстоит дело с заинтересованностью, во взыскании санкций тех предприятий (транспортных, энергоснабжающих, снабженческо-сбытовых, торговых, тароремонтных и лесоторговых), которые в соответствии с Инструкцией о порядке внесения в доход бюджета сумм разницы между штрафами (включая пеки и неустойки), полученными и уплаченными государственными организациями и предприятиями, вносят указанную разницу в бюджет.10 Теоретически данное правило обосновывается в литературе ссылкой на то, что все полученные кредиторами выплаты штрафного характера являются его неосновательным обогащением, создающим для него льготные условия дальнейшей деятельности. Поэтому все эти суммы должны поступать в доход бюджета.11 Однако при взыскании сумм штрафных санкций в доход государства они утрачивают характер гражданско-правовой ответственности и становятся, по существу, административными штрафами, для взыскания которых используется гражданско-правовая форма. Это ведет к подрыву договора как регулятора отношений между социалистическими организациями, утрате этими организациями заинтересованности в применении санкций за нарушения договорных обязательств.

Стоимостной природе гражданско-правовой ответственности как ответственности имущественной, обеспечивающей нормальное функционирование социалистического товарно-денежного оборота, в наибольшей степени соответствовал бы иной порядок отражения сумм взысканных и уплаченных штрафных санкций, а также убытков на результатах деятельности предприятия. Чтобы суммы штрафных санкций и убытков не обезличивались отнесением на балансовую прибыль предприятия, необходимо их зачислять (или взыскивать) в состав тех имущественных фондов, которые обслуживают соответствующие виды производственно-хозяйственной деятельности предприятия.

Так, в соответствии с экономической природой штрафных санкций, взыскиваемых за нарушение договорной дисциплины, было бы целесообразно зачислять полученные суммы в состав оборотных средств предприятия, за счет которых должна производиться и уплата взыскиваемых с него штрафных санкций. Полученные предприятием суммы убытков также необходимо зачислять в состав оборотных средств либо в фонд, развития производства в зависимости от того, какому имуществу (относящемуся к основным или оборотным фондам) причинен вред. За счет оборотных средств предприятия либо фонда развития производства следует погашать и взыскиваемые с него убытки. В случае реализации этих предложений при некотором усложнении учета полученных и взысканных в порядке гражданско-правовой ответственности сумм будет обеспечено быстрое и полное отражение ее на имущественных интересах предприятия, а значит, и ее воспитательно-предупредительное воздействие на интересы коллектива работников предприятия.

Для организаций обслуживающего профиля, которые по действующему законодательству вносят разницу между полученными и уплаченными санкциями в бюджет, разумнее не изымать ее в бюджет, а направлять на образование специального фонда по улучшению обслуживания потребителей. Например, железные дороги страны ежегодно имеют превышение полученных штрафов над уплаченными, измеряемое миллионами рублей. За счет этих средств можно было бы существенно улучшить обслуживание клиентуры: дополнительно осуществлять ремонт подвижного состава, расширение товарных площадок и дворов, механизацию погрузочно-разгрузочных работ и т. п. Другое направление повышения эффективности имущественной ответственности в рассматриваемых отношениях — это сокращение разрыва во времени между моментами применения мер ответственности и нарушения обязательства. В этих целях необходимо расширить сферу применения оперативно-хозяйственных санкций, предусмотрев их во всех типичных случаях нарушений договорной дисциплины. Целесообразно, по-видимому, расширить также круг случаев, в которых допускается безакцептное списание штрафных санкций с нарушителей хозяйственных обязательств. Усложненность и излишняя формализованность существующей претензионно-исковой процедуры рассмотрения хозяйственных споров общеизвестны. В литературе предлагаются различные способы ее совершенствования. Весьма перспективно и заслуживает серьезного обсуждения предложение А. А. Михайлова о замене претензионного порядка урегулирования хозяйственных споров акцептным списанием долга.12

Заслуживает внимания, и ряд других предложений по совершенствованию законодательства об ответственности социалистических организаций за нарушение договорной дисциплины, в частности о применении таксового метода определения убытков от нарушения хозяйственных обязательств, о разработке типовых методик определения убытков по наиболее часто встречающимся нарушениям применительно к каждому виду хозяйственного договора, о совершенствовании системы договорных отношений с целью устранения такого положения, когда право на взыскание санкций оторвано от хозрасчетных интересов сторон (например, в капитальном строительстве, в случаях, когда заказчиком по договору выступает организация, которая не будет эксплуатировать построенный объект) и т. д. Реализация этих предложений осуществима в процессе перестройки хозяйственного механизма и совершенствования хозяйственного законодательства. Таким образом, усиление ответственности предприятий зависит от совокупности общеэкономических и специальных юридических мер, характеризующих уровень реального осуществления принципов хозрасчета в их деятельности.

Перестройка хозяйственного механизма требует существенного обновления хозяйственного законодательства не только по существу содержащихся в нем правил, но и по форме их выражения. Необходимо отказаться от многословных, наполненных по преимуществу призывами, декларациями и рекомендациями общего характера нормативных актов. Законодательные акты по вопросам хозяйствования должны быть четкими и краткими, а правила, в них закрепленные, настолько ясными, чтобы, не было нужды в издании многочисленных инструкций и разъяснений по их практическому применению. Для этого необходимо повысить роль юристов — квалифицированных специалистов по тем или иным разделам законодательства — в процессе подготовки и принятия новых нормативных актов.

* Доктор юридических наук, профессор Ленинградского государственного университета.

1 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. Ж, 1986 С. 33.
2 СП СССР. 1985. Отдел первый. №23. Ст. 115.
3 Там же. 1986. Отдел первый. № 24. Ст. 139.
4 В дальнейшем, говоря о предприятии, мы имеем в виду и производственные объединения, и иные хозяйственные организации первичного звена народного хозяйства.
5 Обладание правами юридического лица рассматривается в качестве обязательного признака предприятия, включенного в его легальное определение (п. 2 Положения о социалистическом государственном производственном предприятии // СП СССР. 1965. № 19—20. Ст. 155; п. 2. Положения о производственном объединении (комбинате) //Там же. 1974. № 8. Ст. 38).
6 Суханов Е. А. Развитие имущественной самостоятельности предприятий в зарубежных социалистических странах // Правовые средства реализации самостоятельности и инициативы производственных объединений и предприятий. Свердловск, 1985. С. 137—138.
7 Экономико-правовые проблемы совершенствования хозяйственного механизма / Отв. ред. В. В. Лаптев. М., 1984. С. 11 и след.; Кузьмин В. Ф., Соболев Л. А. Правовая организация экономического стимулирования в промышленности // Советское государство и право. 1986. № 4. С. 39.
8 Полонский Э. Г. Оптимизация оперативно-хозяйственной самостоятельности производственных объединений и предприятий // Там же. № 7. С. 64.
9 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза: С. 33—34.
10 Утверждена Министерством финансов СССР 30 июня 1977 г.//Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1978. № 6. С. 12—15.
11 Петров И. Н. Ответственность хозорганов за нарушения обязательств. М., 1974. С. 134—135.
12 Михайлов А. А Безакцептное или акцептное списание долга//Правоведение, 1986. №4. С. 50—52.

  Документы