ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ В САНКТ - ПЕТЕРБУРГЕ
тел 7(904) 512 00 09
 
 Юристы       Конференция       Библиотека       Объявления       Авторизация   
Пользовательский поиск
   Разделы
Авторское право
Гражданское право
Жилищное право
Имущественные споры
Примирительная палата
Семейное право
Новости периодики


   Семейное право  ( документов: 10 )
Правовой режим имущества лиц, состоящих в фактических брачных отношениях

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Опоры лиц, состоящих в фактических брачных отношениях, по поводу совместно нажитого имущества получили в настоящее время известное распространение. В постановлении Верховного Совета РСФСР от 29 февраля 1972 г. «О практике применения в РСФСР за­конодательства о браке и семье» указывается, что в 1970 г. только в 20 краях и областях РСФСР на основании заявлений о доброволь­ном установлении отцовства таковое зарегистрировано в отношении: 62330 детей, рожденных от родителей, не состоящих в браке.1

Обычно добровольное признание отцовства бывает при достаточ­но устойчивых фактических браках. Поэтому только в упомянутых ме­стностях зафиксировано около 125 тыс. лиц, состоящих в фактических, брачных отношениях.

Если же учесть количество решений об установлении отцовства, а также число бездетных фактических супругов (а они составляют по обстоятельствам, не зависящим от усмотрения сторон, 20% от общего количества брачных пар2), то становится ясным, что полученная циф­ра значительно превышает те 100 тыс., которых хватило для законо­дательного признания фактического брака в 1926 г.3 Перепись насе­ления в 1970 г. показала, что на момент ее проведения в стране было 1,3 млн. брачных пар или свыше 2,5 .млн. фактических супругов.4

Судебные органы не могут не учитывать это при разрешения конкретных дел, как не могут игнорировать и требований о регистра­ции брака в органах ЗАГСа (ст. ст. 6 и 17 КоБС РСФСР). Отсутствие же в течение длительного периода обоснованных руководящих разъ­яснений привело к разнобою в .практике определения правового ре­жима имущества, нажитого фактическими супругами. В одних случа­ях такое имущество признается общей долевой собственностью,5 в других — общей совместной собственностью супругов.6 При опреде­ленных условиях суды находят возможным применять к имущественным отношениям лиц, считающих себя фактическими супругами, нор­мы обязательственного права.7

Нет единства в данном, вопросе и в литературе. Так, одни ученые считают, что при определенных условиях имущественные права факти­ческих супругов можно охранять, исходя из принципов брачно-семейного законодательства.8 По мнению других, вообще нет необходимости говорить об институте фактического брака, а поэтому споры о разде­ле совместно нажитого имущества должны регламентироваться нор­мами гражданского права. Чтобы устранить различные толкования закона, Пленум Верховного суда РСФСР, поддерживая последнюю-» точку зрения, в п. 3 постановления от 21 февраля 1973 г. «О некото­рых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР», указал, что к отношениям фактических су­пругов по поводу совместно нажитого имущества должны применять­ся нормы об общей долевой собственности (ст. ст. 116, 121 ГК. РСФСР).9

Однако такое решение проблемы не совсем правильно с точки зрения как правового, так и социального ее обоснования, и прежде всего потому, что в настоящее время фактическое положение жен­щины еще не полностью равно положению мужчины.10 Исследования в смежных науках подтверждают это. Так, по мнению экономистов, домашнее хозяйство в СССР ежегодно поглощает не менее 100 млрд. человеко-часов, что соответствует, работе 40 млн. человек. По иссле­дованиям социологов, около 75% домашних обязанностей падает ис­ключительно на женщину. Рабочий день женщины потому длится (вместе с занятостью в общественном производстве) 11 —12 час. В си­лу этого женщинам сложнее повышать свою производственную квали­фикацию, по сравнению с мужчинами гораздо меньшая доля работа­ющих женщин занимает высокооплачиваемые и руководящие посты на производстве. «Разный уровень квалификации мужчин и женщин приводит к разному уровню их заработной платы: средняя заработная плата у женщин ниже, чем у мужчин».11

В связи с большой нагрузкой работающие женщины болеют вдвое чаще, чем мужчины,12 что также сказывается на размере приносимых в семью денежных сумм. Кроме того, в семье нередко происходит из­вестное разделение труда: мужчина работает на производстве, а жен­щина ведет домашнее хозяйство, воспитывает детей. Поэтому, несмот­ря на то, что она затрачивает на образование общесупружеского иму­щества гораздо больше труда, чем мужчина, ее вклад в денежном вы­ражении, естественно, меньше. Более того, специфика семейных отно­шений исключает чисто бухгалтерские подсчеты между супругами.13

По справедливому замечанию Е. М. Ворожейкина, сущность се­мейного правоотношения такова, что оно обязательно включает лично-доверительное начало. Именно наличие элементов личного харак­тера и приводит к возникновению бездолевой, совместной собственно­сти супругов.14

Законодатель учел это обстоятельство применительно к зареги­стрированному браку, приравняв труд женщины по ведению домаш­него хозяйства и воспитанию детей к труду мужчины в общественном производстве (ст. 20 КоБС РСФСР). При фактических же брачных отношениях такой труд не может быть учтен, поскольку принадле­жащая участнику общей долевой собственности часть определяется на основе конкретного, в основном денежного вклада в приобретение той или иной вещи. Это приводит к тому, что одна из сторон (чаще все­го женщина) при распаде фактических брачных отношений неоснова­тельно получает меньшую долю имущества.

Но большинство юристов находит существующее положение спра­ведливым,15 считая, что решение о регистрации брака—личное дело каждого человека. Между тем при отсутствии регистрации на нажи­тое имущество нельзя распространять режим общей совместной собст­венности супругов. Данная концепция основывается на неточном оп­ределении брака как социальной категории, в которой с актом реги­страции связывается само существование брака.

Более правильной представляется точка зрения В. Ф. Маслова, 3. А. Подопригоры и А. А. Пушкина, которые характеризуют брак как общественное явление, существующее независимо от регистрации, пра­вовая охрана которого, однако, возникает с момента официального его признания.16

Применение норм об общей долевой собственности к имуществу фактических супругов не отвечает экономическим и социальным пред­посылкам отношений такого рода. Более того, применение ст. ст. 116, 121 ГК РСФСР к имуществу, нажитому в период фактических брач­ных отношений, не вполне соответствует и требованиям закона. Как известно, при отсутствии закона, регулирующего данные отношения, применяются аналогия закона или аналогия права (ст. 10 ГПК РСФСР).. Закона же, прямо регламентирующего отношения лиц, со­стоящих в фактическом браке, по поводу создания общей собственно­сти, нет. Следовательно, должен применяться закон, регулирующий сходные отношения.

Между тем вопрос о том, какие отношения являются сходными и какая норма должна применяться по аналогии, не получил едино­образного решения. Некоторые ученые, в частности А. А. Ерошенко, полагают, что по аналогии на указанные отношения, при наличии их устойчивости и длительности, должны распространяться нормы об об­щей совместной собственности супругов.17 Согласно второй точке зрения, которая закреплена, в постановлении Пленума Верховного суда РСФСР от 21 февраля 1973 г., в подобных случаях необходимо при­менять нормы об общей долевой собственности (ст. ст. 116, Л 21 ГК РСФСР). Однако ни одну из приведенных точек зрения нельзя при­нять безоговорочно. Так, нормы об общей совместной собственности неправомерно распространять на лиц, которые, не имея объективных препятствий к официальному оформлению своих отношений, не пожелали соблюдать требования закона о необходимости регистрации бра­ка в органах ЗАГСа. Поэтому, соглашаясь, в принципе, с мнением А. А. Ерошенко, считаем, что нормы ст. ст. 20—22 КоБС РСФСР не могут регулировать имущественные отношения фактических супругов в качестве общего правила, а должны распространяться лишь на лиц, которые в силу объективных причин не оформили свои отношения официально.

Ст. ст. 116, 121 ГК РСФСР также нельзя применять в качестве «дикого правила, причем не только в силу изложенных выше эконо­мических причин, .но и потому, что при этом не учитываются многие важные факторы, прежде всего наличие семейной связи (хотя и не оформленной надлежащим образом), которая в силу лично-довери­тельных начал служит необходимой предпосылкой образования любого вида совместной собственности.

Курортная недвижимость побережья Болгарии для отдыха и инвестиций:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

Кроме того, фактические брачные отношения не всегда возникают вследствие нежелания соблюдать требование о регистрации брака. Не­редко это связано и с невиновным поведением. Как известно, ст. 31 КоБС РСФСР запрещает мужу возбуждать дело о разводе во время .беременности женщины и в течение одного года после рождения ре­бенка. При этом закон не устанавливает, что именно муж должен быть отцом ребенка. Следовательно, даже если жена нарушила суп­ружескую верность, ее муж не вправе предъявить иск о расторжении брака18 в течение упомянутого срока, а потому и зарегистрировать новый брак.

Это привело ученых к выводу, что «не решение суда о расторже­нии первого брака является основанием к вступлению супругов во второй брак, а именно эта вторая семья является решающим основа­нием для вынесения судебного решения о расторжении первого бра­ка».19 Такое положение, однако, нельзя признать нормальным. Оно также привело к росту количества фактических браков с объективной невозможностью их регистрации.

Возможны и иные случаи невиновного поведения супругов, на­пример, недостижение брачного возраста, невозможность установления местонахождения другого супруга и т. д.

Наличие столь существенных особенностей позволяет думать, что отношения участников общей долевой собственности нельзя рассмат­ривать в качестве сходных отношений, которые должны применяться по аналогии. К .отношениям фактических супругов по поводу имущест­ва, нажитого в период совместной жизни, правильнее применять по аналогии нормы о последствиях недействительности брака. В самом, деле, при признании брака недействительным, как и при фактиче­ском браке, никаких прав и обязанностей супругов у сторон не возни­кает. К имуществу лиц, состоящих в недействительном браке, при­теняются нормы ГК об общей долевой собственности. Но ори нали­чии уважительных причин (невиновное поведение) за такими лицами судом могут быть признаны права супругов, в частности, к их иму­щественным отношениям могут быть применены нормы о совместной собственности супругов (ст. 46 КоБС РСФСР). Часть 3 ст. 46 КоБС РСФСР уже применяется к таким отношениям. Между тем о ч. 4 ст. 46 забывают, хотя как раз она и должна регулировать взаимоотношения фактических супругов в случаях невиновного поведения сторон. Именно таким образом будет обеспечена защита .имуществен­ных прав лиц, которые не могли оформить брачные отношения, путем; применения к ним требований ст. ст. 20—22 КоБС РСФСР.

Напротив, лица, которые не соблюдали требований закона о реги­страции брака в органах ЗА ГС а без объективных к тому препятствий, вынуждены будут нести неблагоприятные последствия в форме дока­зывания своих вложений в приобретение той или иной вещи. При­чем установление подобных правил не приведет к существованию двух браков одновременно de jure и de faoto. В данном случае речь идет только об охране имущественных интересов лиц, состоящих в факти­ческом браке, т. е. о введении еще одного вида совместной собствен­ности.

Ведь не говорят же юристы о том, что недействительный брак, является еще одной формой брака только потому, что при определен­ных условиях возможно применить к лицам, состоящим в нем, требова­ния ст.ст. 20—22 КоБС РСФСР (ч. 4 ст. 46 КоБС РСФСР). Более то­го, еще в 1958 г. М. Т. Оридорога писала, что факт издания Указа .Пре­зидиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. не исключил суще­ствования отношений, основанных на воспитании детей, ведении общего-хозяйства. Следовательно, нет никакой беды в том, что данные отно­шения будут именоваться фактическим браком.20 Тем более, что отно­шения, не подвергшиеся юридическому воздействию, в советском праве принято именовать «фактическими».21

В связи с тем, что невозможность зарегистрировать сложившиеся отношения может быть вызвана различными причинами, перечислять их основания излишне, в каждом случае суд должен решать этот вопрос с учетом конкретных обстоятельств дела.

Необходимо помнить также, что для создания общего имущества требуется известный срок, поэтому фактический брак должен иметь определенную продолжительность. На это неоднократно указывал Вер­ховный суд РСФСР в, постановлениях по конкретным делам.22

Сказанное позволяет сделать следующие выводы.

В тех случаях, когда в отношениях лиц не было признаков фактического брака, между ними возникают обязательственные, пра­воотношения по возврату денежных сумм, переданных другой стороне для приобретения того или иного конкретного предмета.

При фактическом браке между его участниками возникают от­ношения общей долевой собственности.

Если лица, состоящие в фактическом браке были лишены воз­можности оформить свои отношения, то суд вправе применить к на­житому ими имуществу правила ст. ст. 20—22 КоБС РСФСР.

Рекомендована

кафедрой гражданского, трудового и колхозного права Кубанского университета

Курортная недвижимость побережья Болгарии для отдыха и инвестиций:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

1 Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1972, № 11, с. 276.

2 См.: Каждая В. Когда в семье нет ребенка. — «Биология в школе», 1969, № 6, с. 16.

3 См.: Курский Д. И. О браке и семье. К постановке вопроса на III сессии ВЦИК XII созыва.— «Рабочий суд», 1926, № 22, с. 1333.

4 См.: Дарский Л. Е. Правовые вопросы демографической политики.—«Совет­ское государство и право», 1975, № 1, с. 32; Переведенцев В. Спешить ли за­муж?— «Лит. газ.», 1972, 30 авг., с. 12; Кузнецова Л. Женихи—смелее.—«Лит. газ.», 1975, 1 янв. с. 12.

5 Бюллетень Верховного суда РСФСР, 1970, № 4, с. 14.

6 См.: «Социалистическая законность», 1972, № 10, с. 86—87.

7 См.: «Судебная практика», 1952, № 5, с. 28—29.

8 См.: Ерошенко А. А. Личная собственность советских граждан. Краснодар, 1970, с. 23; Королев Ю. А. Правовые вопросы семьи и воспитания детей. — В кн.: Семейное право и вопросы коммунистической нравственности. М., 1968, с.. 13—26 и др.

9 Бюллетень Верховного суда РСФСР, 1973, № 5, с. 5.

10 См., в частности: Янкова 3. О бытовых ролях работающей женщины-(к проблеме осуществления фактического равенства женщины с мужчиной). — В кн.: Проблемы быта, брака и семьи. Вильнюс, 1970, с. 42—49.

11 Данилова Е. 3. Социальные проблемы труда женщины-работницы. М., 1968, с. 11.

12 См.: Величкене И. Труд и здоровье женщины-работницы. — В кн.: Про­блемы быта, брака и семьи, с. 96.

13 См.: Иоффе О. С. Советское гражданское право (курс лекций). Ч. 3. Л., 1965, с. 230.

14 См.: Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР М., 1972, с. 45, 49, 64.

15 См., в частности: Орлова Н. В. Правовое регулирование брака в СССР. М., 1972; Тадевосян В. Т. Семья и закон. М., 1974, с. 12—13; и др.

16 См.: Mаслов В. Ф., Подопригора 3. А., Пушкин А. А. Действующее законодательство о браке и семье. Харьков, 1972, с. 33.

17 См.: Ерошенко А. А. Личная собственность в гражданском праве. М., 1973, с. 66.

18 См.: Чечот Д. М. Применение нового брачно-семейного законодательства.— «Советское государство и право», 1970, № 10, с. 63.

19 Mасевич М. Г. Некоторые вопросы кодификации семейного законодатель­ства.— «Советское государство и право», 1958, № 11, с. 58.

20 См.: Оридорога М. Т. Расторжение брака. М., 1958, с. 57.

21 См.: ЕрошенкоА. А. О понятии правового отношения. — В кн.: В помощь адвокату. Краснодар, 1972, с. 34.

22 См., например: Бюллетень Верховного суда РСФСР, 1970, № 4, с. 6.

Иванов-Кулигин, А. С. 1977

Источник информации: Правоведение. - 1977. - № 2. - С. 46 - 50. ( )

34
  Документы