ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ В САНКТ - ПЕТЕРБУРГЕ
тел 7(904) 512 00 09
 Юристы       Конференция       Библиотека       Объявления       Авторизация   
Пользовательский поиск
   Разделы
Авторское право
Гражданское право
Жилищное право
Имущественные споры
Примирительная палата
Семейное право
Новости периодики


   Имущественные споры  ( документов: 7 )
Правовое регулирование хозяйственных отношений

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

*Толстой, Ю. К. 1984

1. Хозяйственные отношения как объект комплексного правового регулирования. Прежде чем вести речь об оптимальных формах правового урегулирования хозяйственных отношений, попытаемся ответить на вопрос, что такое сами эти отношения, раскрыть содержание последних. Ответ на него, в свою очередь, позволит обосновать необходимость комплексности в их правовом регулировании, значение которой в современных условиях возрастает.

При определении сферы действия законодательных и иных нормативных актов мы нередко сталкиваемся с такими понятиями, как организационные, имущественные, трудовые, финансовые, земельные, личные неимущественные и многие другие отношения. С каждым из этих понятий связано представление об определенном режиме правового регулирования, который выражается в принципах, методах, целях регулирования и т. д. Так, понятие «организационные отношения» обычно ассоциируется с административно-правовым регулированием на началах власти и подчинения, а понятие «имущественные и личные неимущественные отношения» — с гражданско-правовым на началах равенства. При характеристике правовых форм регулирования таких отношений, как трудовые, финансовые, земельные и т. д., подчеркивают, что в этих целях используют в органическом сочетании различные методы, причем один из них превалирует. Например, для трудовых отношений преобладающим является метод юридического равенства сторон, который сочетается с безусловным подчинением работника правилам внутреннего трудового распорядка, а для финансовых и земельных — метод властвования, не исключающий, однако, регулирования целого ряда отношений на началах известной автономии их участников.

Хозяйственные же отношения до сих пор не получили в нашем законодательстве легального закрепления. Указанное обстоятельство выступает в качестве одной из причин бесконечных споров вокруг понятия «хозяйственные отношения», причем иногда высказывается мнение, что определить это понятие вследствие его многомерности вообще невозможно, а потому незачем засорять им понятийный аппарат.

Трудности в раскрытии содержания понятия «хозяйственные отношения» усугубляются тем, что до сих пор окончательно не решен вопрос, как соотносится оно с понятием «хозяйственная деятельность». Иногда эти понятия отождествляют, но в ряде случаев пытаются наметить между ними различия, хотя и довольно расплывчатые.

После этих предварительных замечаний обратимся к позитивному решению поставленного вопроса.

В условиях развитого социализма экономика СССР сложилась как единый народнохозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории страны. Это принципиальное положение закреплено в Конституции СССР 1977 г. Задача науки состоит в том, чтобы, опираясь на него, раскрыть содержание и определить субъектный состав функционирующих в указанном комплексе общественных отношений, что приблизит и к раскрытию содержания хозяйственных отношений, определению их места в системе других социальных отношений и связей. Едва ли могут быть сомнения в том, что в едином народнохозяйственном комплексе функционируют самые различные как по содержанию, так и но субъектному составу общественные отношения, которые регулируются не какой-то одной отраслью права, а многими отраслями в системе советского социалистического права. Попытки замкнуть эти отношения в рамках одной отрасли права в качестве монопольного предмета ее регулирования обречены на провал. В числе указанных отношений можно назвать отношения по плановому руководству социалистической экономикой, имущественно-стоимостные, трудовые, финансовые, отношения по охране и использованию природных ресурсов и многие другие. Уже самый перечень этих отношений показывает, что они составляют предмет регулирования различных отраслей права, выступающих в структуре права в виде первичных, вторичных, третичных и прочих правовых образований.

Единый народнохозяйственный комплекс выступает в качестве социальной среды многих отраслей права. Вычленение из данного комплекса общественных отношений в предмет того или иного правового образования может происходить по различным классификационным основаниям, выбор которых зависит от поставленных теоретических и практических задач. Вследствие этого одни и те же общественные отношения могут находиться не в одном, а в нескольких классификационных рядах и соответственно входить в предмет не какой-то одной отрасли права, а различных правовых образований.

Вдумчивый читатель, очевидно, обратил внимание на то, что, говоря об общественных отношениях, функционирующих в едином народнохозяйственном комплексе, мы не упомянули в их числе хозяйственные отношения. Сделано это не случайно и обусловлено тем, какое содержание в понятие «хозяйственные отношения» нужно вкладывать. Указанное понятие, с нашей точки зрения, выступает как собирательное. Первичный материал для его образования мы черпаем, прежде всего, из понятий организационно-управленческих и имущественно-стоимостных отношений. Такой подход к понятию хозяйственных отношений ставит его на прочную научную основу, позволяет сделать ряд плодотворных теоретических и практических выводов. Образование данного понятия — это не чисто умозрительный формально-логический процесс, а констатация того взаимопроникновения и взаимообогащения общественных отношений, которые не только подлежат учету при образовании понятия, но и не проходят бесследно для самих взаимодействующих отношений. В результате у общественных отношений, функционирующих в виде целостной системы, появляются новые интегративные качества, которыми ни один из компонентов системы, взятый порознь, не обладает. Эти качества позволяют обосновать предметное единство на первый взгляд далеко отстоящих друг от друга общественных отношений и подойти к их урегулированию именно как целостной системы при обязательном учете присущих ей интегративных качеств. В тех же случаях, когда указанные отношения изучаются и нормируются в отрыве друг от друга, от данных качеств неизбежно приходится абстрагироваться. А это отрицательно сказывается как на познании сущности указанных отношений, так и на ее отражении в праве. Такова цена, которую приходится платить при раздельном изучении и урегулировании организационно-управленческих и имущественно-стоимостных отношений, функционирующих в едином народнохозяйственном комплексе. Впрочем, на известные издержки заранее нужно идти при любом вычленении общественных отношений из народнохозяйственного комплекса, поскольку они образуют не одну, а множество подсистем с присущими каждой из них интегративными качествами. Ее выделение из системы влечет разрыв существующих между ними связей, однако на иных путях ни познание, ни надлежащее нормативное урегулирование общественных отношений, функционирующих в составе самых различных подсистем, вообще невозможны.

Согласно концепции хозяйственного права под хозяйственными следует понимать отношения по руководству и осуществлению хозяйственной деятельности, возникающие между социалистическими организациями.1 Такое понимание хозяйственных отношений в принципе можно считать приемлемым, но лишь с известными оговорками. Во-первых, нельзя рассматривать хозяйственные отношения как нечто вообще не поддающееся расчленению. При их познании и урегулировании учету подлежат не только присущие им интегративные качества, но и особенности, коими обладает каждый из входящих в систему компонентов, что выражается в применении к ним различных методов правового регулирования, относительно обособленных друг от друга. Во-вторых, невыясненным остается вопрос, как соотносятся хозяйственных отношения и хозяйственная деятельность, хотя первое понятие определяется через второе. Не подлежит сомнению, что при поставках продукции, капитальном строительстве, грузовой перевозке и т. д. Между поставщиком и покупателем, подрядчиком и заказчиком, органам транспорта и клиентурой складываются хозяйственные отношения. Установлению и реализации этих отношений обычно предшествует длительный процесс организации хозяйственных связей, который протекает на различных уровнях социального управления, начиная от функциональных планово-регулирующих органов и кончая разработкой и утверждением плановых заданий и показателей непосредственно на предприятиях и производственных объединениях. Этот процесс, в который все глубже проникают хозрасчетные начала и который не может быть сведен к чисто административно-управленческой деятельности, также охватывается понятием хозяйственной деятельности. Социалистические организации осуществляют хозяйственную деятельность, вступая в отношения не только друг с другом, но и с гражданами. Так, предприятие розничной торговли, отпуская товар гражданину, несомненно, осуществляет хозяйственную деятельность. То же можно сказать о предприятиях бытового обслуживания населения: ателье проката, бытового заказа и т. д. Функционирование многих отраслей социальной инфраструктуры вне отношений с гражданами просто немыслимо. Более того, хозяйственная деятельность вполне возможна и без участия в ней социалистических организаций. Например, индивидуальная трудовая деятельность, о которой идет речь в ст. 17 Конституции СССР, — это, несомненно, деятельность хозяйственная. А вот отношение гражданина с предприятием розничной торговли или ателье бытового обслуживания хозяйственным назвать трудно. По-видимому, для признания отношения хозяйственным необходимо, чтобы деятельность была хозяйственной для обоих его субъектов.

В итоге мы приходим к выводу, что понятие «хозяйственная деятельность» является более широким, нежели понятие «хозяйственные отношения», а потому в определении хозяйственных отношений, которое приведено выше, с полным основанием указано, что они возникают только между социалистическими организациями.

Общественные отношения, функционирующие в едином народнохозяйственном комплексе, находятся в постоянном контакте и взаимодействии друг с другом, что и позволяет ввести в понятийный аппарат собирательное понятие хозяйственных отношений, на базе которого могут быть сделаны далеко идущие теоретические и практические выводы. Возникает, однако, вопрос, чем такое взаимодействие обусловлено, каковы его гносеологические корни? При ответе на него следует держать в поле зрения, что во всяком обществе, в том числе и социалистическом, общественные отношения возникают и функционируют, прежде всего, под воздействием объективных социологических законов, в числе которых на первое место должны быть поставлены законы экономические. Единый народнохозяйственный комплекс подчинен действию основного экономического закона развитого социализма, закона пропорционального, планомерного развития, закона распределения по труду, закона стоимости и других. Взаимодействие этих законов, в числе которых главенствующее место занимает основной экономический закон, выражается во взаимодействии общественных отношений, функционирование которых направляется объективными законами. Хозяйственные отношения — продукт взаимодействия в первую очередь двух экономических законов: закона пропорционального, планомерного развития и закона стоимости. Сфера действия первого из них простирается главным образом на область организационно-управленческих отношений, второго — имущественно-стоимостных. Взаимодействуя между собой при посредстве указанных отношений, эти законы и придают последним те интегративные качества, которые позволяют вычленить их в целостную, относительно обособленную систему (или подсистему) социальных связей.

Черное море, Болгария, недвижимость. Дешевле просто не бывает:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

Образование понятия «хозяйственные отношения» требует ответа на вопрос, насколько оправдано выделение из единого народнохозяйственного комплекса отношений, складывающихся исключительно между социалистическими организациями, без участия граждан, несмотря на неразрывную связь между производством и потреблением, социалистической и личной собственностью, целью социалистического общественного производства и средствами для достижения этой цели? Оправдано ли методологически имущественно-стоимостные отношения между социалистическими организациями отсекать от тех же отношений с участием граждан, если учесть, что каждая отрасль народного хозяйства, в том числе и отрасли социальной инфраструктуры, должны быть ориентированы в первую очередь на удовлетворение общественных потребностей, в числе которых главенствующая роль отводится материальным и духовным потребностям тружеников социалистического общества. Указанное обстоятельство, характеризующее самую суть социалистического общественного производства, особо подчеркнуто на ноябрьском (1982 г.) Пленуме ЦК КПСС.2

С нашей точки зрения, такое вычленение допустимо. Общественные отношения, функционирующие в едином народнохозяйственном комплексе, могут вычленяться из него по самым различным классификационным основаниям и, следовательно, одновременно находиться в различных классификационных рядах. Выделение организационно-управленческих и имущественно-стоимостных отношений, возникающих между социалистическими организациями в ходе руководства и осуществления хозяйственной деятельности, не только не исключает, а прямо предполагает, что те же самые отношения в сочетании с иными по содержанию и (или) субъектному составу отношениями образуют другие целостные, относительно обособленные системы, испытывающие воздействие закономерностей, управляющих функционированием именно данной системы. Поэтому вычленение организационно-управленческих и имущественно-стоимостных отношений между социалистическими организациями для образования понятия «хозяйственные отношения», которое мы бы назвали понятием вторичного уровня, отнюдь не закрывает путь к выделению всех имущественно-стоимостные отношений, независимо от их субъектного состава, всех организационно-управленческих отношений, независимо от того, в какой сфере государственной деятельности они складываются, и т. д. При этом выделение указанных отношений может потребовать выхода за пределы единого народнохозяйственного комплекса и даже экономического базис вообще и обращения к другим областям общественной жизни, напри мер к сфере надстройки, как это имеет место при выделении организационно-управленческих отношений. Каждый из этих методологических приемов связан с известными издержками, ибо всякое вычленение общественных отношений из той системы, в которой они функционируют, неизбежно приводит к разрыву социальных связей, а следовательно, и к огрублению (упрощению) самих подлежащих познанию и нормативному урегулированию отношений. Однако иной подход с точки зрения материалистической теории познания невозможен, поскольку в противном случае мы вообще не выйдем за рамки хаотического представления о целом. Возникает, однако, вопрос, не становимся ли мы на путь искусственного сужения понятия хозяйственных отношений, не перспективнее ли сконструировать такое понятие указанных отношений, которое охватывало бы отношения не только между социалистическими организациями, но также между ними и гражданами. На первый взгляд такой путь кажется заманчивым, поскольку он смоделирован в расчете на все отрасли народного хозяйства, в том числе и отрасли социальной инфраструктуры, функционирование которых вне отношений социалистических организаций с гражданами, выступающими в качестве потребителей товаров и услуг, немыслимо. Мы, однако, не склонны становиться на этот путь и вот почему.

Образование понятия хозяйственных отношений оправдано лишь при подходе к нему как к понятию вторичного уровня. В качестве компонентов здесь выступают отношения организационно-управленческие, с одной стороны, и имущественно-стоимостные, с другой, функционирующие в единстве, взаимодействующие друг с другом, проникающие в содержание друг друга и придающие хозяйственному отношению такие интегративные качества (свойства), которыми ни один из его компонентов порознь не обладаете! При чрезмерно широком подходе к понятию хозяйственного отношения разумные пределы, которые должны соблюдаться при образовании понятия, были бы нарушены, в результате чего последнее оказалось бы размытым, а тем самым и обесцененным. В самом деле, им охватывались бы хозяйственные отношения как между социалистическими организациями, где организационно-управленческие и имущественно-стоимостные элементы находятся и должны находиться в органическом единстве, так и с участием граждан, где превалируют имущественно-стоимостные элементы, а организационно-управленческие должны занимать подчиненное положение. Иными словами, одним понятием были бы искусственно охвачены отношения, которые находятся в разных плоскостях, что с самого начала обрекает на неудачу попытку образования такого понятия. При удалении же из хозяйственных отношений организационно-управленческих элементов образование указанного понятия становится излишним вследствие того, что оно просто-напросто дублирует понятие имущественных отношений. Если же мы расстанемся с имущественно-стоимостными элементами, то хозяйственные отношения будут сведены к чисто организационно-управленческим, и тогда будет еще меньше оснований наряду со сложившимся в науке понятием организационных отношений конструировать понятие отношений хозяйственных.

Подход к хозяйственным отношениям как к категории вторичного уровня позволяет обосновать необходимость их комплексного урегулирования. Именно на путях комплексного урегулирования, которое позволяет охватить хозяйственные отношения в единстве составляющих их элементов, во всех их связях и опосредствованиях, могут быть достигнуты оптимальные результаты. Указанное обстоятельство вольно или невольно признают и те ученые, которые в принципе отрицательно относятся к идее хозяйственного права, а иногда даже и к понятию хозяйственного отношения вообще. Так, С. М. Корнеев признает, что «комплексное регулирование общественных отношений в большинстве случаев должно дать более высокий уровень эффективности по сравнению с чисто отраслевым. Несомненное преимущество комплексных актов заключается в том, что в них целенаправленно обеспечивается воздействие на общественные отношения разными методами, обеспечивается большее единство в регулировании, исключаются противоречия».3 Яснее не скажешь.

С. Н. Братусь с полным основанием констатирует, что решающим и определяющим в социалистическом хозяйствовании является плановое начало, но в экономическом кругообороте оно опосредуется стоимостными отношениями. План не противоречит товарно-денежным отношениям, последние не должны противопоставляться плану: и та и другое находится в органическом взаимодействии, в котором главенствующую роль играет план.4 Суть проблемы как раз и состоит в том, чтобы не противопоставлять плановое начало товарно-денежным отношениям, а отразить в правовом урегулировании присущее им органическое взаимодействие. А это возможно лишь на путях подготовки комплексных нормативных актов (в первую очередь на уровне закона), в которых и должно быть отражено (юридически закреплено) органическое взаимодействие планового начала с товарно-денежными отношениями.

Ю. X. Калмыков вслед за С. С. Алексеевым и другими учеными признает, что такие способы регламентации хозяйственных связей, как прямое государственно-властное регулирование и диспозитивно-дозволительное регулирование, используются на практике в тесном взаимодействии.5 Это действительно так. Но взаимодействие должно быть обеспечено и при изучении, и при нормативном урегулировании хозяйственных связей. Дело, таким образом, за надлежащими выводами в области правового регулирования. Из признания органического взаимодействия планового начала и стоимостных отношений, государственно-властного и диспозитивно-дозволительного регулирования рано или поздно должен последовать вывод, что оптимальные результаты в области правового регулирования хозяйственных отношений могут быть достигнуты на путях подготовки комплексных нормативных актов, в которых указанные отношения были бы урегулированы в виде целостной системы без противопоставления функционирующих в ней организационно-управленческих и имущественно-стоимостных элементов. Именно на этих путях сомкнутся в конечном счете позиции сторонников и противников хозяйственно-правовой концепции.

2. Роль гражданского права в регулировании хозяйственных отношений. Хозяйственные отношения были определены как возникающие между социалистическими организациями отношения по руководству и осуществлению хозяйственной деятельности. Гражданское право регулирует, во-первых, имущественные отношения, обусловленные использованием товарно-денежной формы; во-вторых, связанные с ними личные неимущественные отношения и, наконец, в-третьих, в случаях, предусмотренных законом, также и иные, т. е. не связанные с имущественными личные неимущественные отношения. Именно так предмет гражданско-правового регулирования очерчен в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и ГК союзных рее публик.

Для целей нашего исследования достаточно исходить из того круга общественных отношений, который очерчен в законе в качестве пред мета гражданско-правового регулирования, хотя и не все здесь безупречно. В частности, методологически правильнее «перевернуть» за крепленное в преамбуле Основ гражданского законодательства положение об обусловленности имущественных отношений использованием товарно-денежной формы, поскольку именно существующий в социалистическом обществе строй имущественных отношений (в первую очередь отношений собственности) обусловливает использование товарно-денежной формы, а не наоборот. Не вполне может удовлетворить и указание на то, что иные, т. е. не связанные с имущественными личные неимущественные отношения регулируются гражданским правом в случаях, предусмотренных законом. Задача состоит в том, чтобы, не ограничиваясь отсылкой к закону, обнаружить присущие указанным отношениям сущностные признаки, которые позволяют выделить их в качестве предмета гражданско-правового регулирования. А это имеет не только теоретико-познавательное, но и практическое значение, поскольку в законодательстве отчетливо просматривается тенденций к расширению круга личных неимущественных отношений, регулируемых гражданским правом.

Хозяйственные отношения в числе общественных отношений, составляющих предмет гражданского права, не упоминаются. Поэтому постановка вопроса о роли гражданского права в их регулировании может показаться неправомерной. Чтобы разобраться в данном вопросе, напомним, что понятие «хозяйственные отношения» должно применяться в качестве собирательного. Это понятие вторичного уровня, которое как бы «надстраивается» над понятиями организационных и имущественных отношений. Именно указанные отношения, функционирующие в органическом взаимодействии, служат основой для выделения хозяйственных отношений и соответственно для образования понятия последних. Мы не придаем принципиального значения тому, будут ли именоваться компоненты хозяйственных отношений элементами или первичными отношениями.6 Важно, что хозяйственные отношения строится из организационных и имущественных отношений, которые проникают в содержание друг друга. Такой подход к компонентам хозяйственных отношений прямо вытекает из определения последних как отношений по руководству и осуществлению хозяйственной деятельности, возникающих между социалистическими организациями. Из определения следует, что хозяйственные отношения подразделяются на отношения по руководству хозяйственной деятельностью и отношения до ее осуществлению. При нынешней организации производства и обращения в первых превалирует организационно-управленческое начало, а во вторых — имущественно-стоимостное, что как раз и позволяет вычленить из хозяйственных отношений организационно-управленческие и имущественно-стоимостные отношения (элементы).

Вследствие указанного обстоятельства постановка вопроса, в каких пределах гражданское право способно регулировать хозяйственные отношения, оправдана. В соответствии с очерченным выше предметом гражданско-правового регулирования можно утверждать, что гражданское право регулирует хозяйственные отношения в тех пределах, в каких они выступают как имущественно-стоимостные.

В нашем законодательстве мы нередко сталкиваемся с признанием предметом правового регулирования общественных отношений вторичного, третичного и т. и. уровня, которые образуются за счет лежащих в их основе первичных отношений. Так, КТМ СССР регулирует отношения, возникающие из торгового мореплавания, а Основы жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик и жилищные кодексы союзных республик — жилищные отношения. Вследствие разнородности элементов, образующих эти отношения, к регулированию последних применяются различные методы правового регулирования, а сами законодательные акты, в которых соответствующие методы воплощены, имеют комплексный или межотраслевой характер. К числу комплексных (межотраслевых) актов относятся и КТМ, и Основы жилищного законодательства, и принятые на базе Основ жилищные кодексы. При этом если в одних случаях законодатель дает более подробную характеристику закрепленного в нормативном акте собирательного понятия, так или иначе разлагая его на составные части, то в других его расшифровка не сконцентрирована в одном месте, а рассредоточена между многими статьями нормативного акта. Так, в КТМ вслед за признанием предметом его регулирования отношений, возникающих из торгового мореплавания, предпринята попытка определить понятие торгового мореплавания, а тем самым и раскрыть содержание регулируемых кодексом отношений. Правда, здесь мы еще не находим указания на отраслевую принадлежность соответствующих отношений и регулирующих их правовых норм. Для ответа на этот вопрос нужно обратиться к ст. 18 КТМ, из которой следует, что кодекс регулирует гражданские, административные и иные правоотношения, возникающие из торгового мореплавания, и что к тем из них, которые кодексом не урегулированы, применяются соответственно правила гражданского, административного или иного законодательства Союза ССР и союзных республик. Здесь уже мы находим прямое указание не только на комплексный характер возникающих из торгового мореплавания отношений, но и на их правовую принадлежность.

Несколько иной законодательно-технический прием использован в Положении об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях и в Положении о промышленных образцах. В обоих положениях сказано, что они регулируют организационные, имущественные, личные неимущественные и трудовые отношения, возникающие в связи с открытиями, изобретениями и рационализаторскими предложениями (соответственно — с промышленными образцами). Комплекс характер отношений, возникающих в связи с результатами творческой деятельности в области науки и техники, не вызывает сомнений, при указанные отношения подразделяются на составляющие с точки зрения их отраслевой юридической принадлежности.

А вот в Основах жилищного законодательства и жилищных кодексах союзных республик содержание понятия «жилищные отношения» не раскрыто ни тем путем, который избран КТМ для отношений, возникающих из торгового мореплавания, ни тем, который закреплен в упомянутых выше положениях для отношений, возникающих в связи с результатами творческой деятельности в области науки и техник. Характеристика жилищных отношений может быть дана лишь путч анализа и сопоставления многих норм Основ и жилищных кодека союзных республик. Понятием «жилищные отношения» охватываются Основах и кодексах не только отношения по использованию жиль помещений нанимателями, членами жилищно-строительных кооперативов, личными собственниками жилых домов и другими гражданами, и также неразрывно связанные с ними отношения по управлению эксплуатации жилищного фонда, обеспечению его сохранности, учет нуждающихся в жилье граждан и распределению жилой площади Предмет жилищного законодательства прежде всего составляют, с одной стороны, организационные отношения, которые складываются и началах власти и подчинения (например, отношения по управлении жилищным фондом, учету нуждающихся в жилье граждан и распределению жилых помещений), а с другой — имущественные отношения, которые складываются на началах равенства их участников и, как правило, являются возмездными (например, отношения пользования жилыми помещениями).

Комплексный характер жилищных отношений и регулирующих их правовых норм подтверждается указанием Основ на то, что к отношениям, вытекающим из договора жилищного найма, в соответствующих случаях применяются также правила гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. Это указание развито и конкретизировано в жилищных кодексах союзных республик. Исходя из характеристики Основ и кодексов как комплексных законодательных актов, ему следует придать более общее значение: к жилищным отношениям, не урегулированным актами жилищного законодательства, применяются правила административного, гражданского или иных отраслей законодательства Союза ССР и союзных республик.

Экскурс в смежные отрасли законодательства понадобился, чтобы показать, что расчленение хозяйственных отношений на составные части и признание последних предметом регулирования административного, гражданского и иных отраслей права не только не исключает, но и прямо предполагает использование понятия «хозяйственные отношения» в качестве собирательного, причем как в теоретико-познавательных, так и в прикладных целях, в том числе и в целях их надлежащего нормативного урегулирования.

Рекомендуем приобрести недвижимость на побережье Болгарии:
      снижение цен на 6 - 10 % в год
          студия на море до 17 000 € ( до 375 €/кв.м)
                двушка на море до 35 000 € ( до 400 €/кв.м)
                      трешка на море до 55 000 € ( до 383 €/кв.м)
                             + ВНЖ в Болгарии

Хозяйственные отношения в их имущественно-стоимостной части могут быть урегулированы в актах гражданского законодательства. Такой путь урегулирования хозяйственных отношений связан с рядом преимуществ, поскольку позволяет отразить в правовом регулировании единство имущественно-стоимостных отношений независимо от состава их участников. Но он влечет и издержки, поскольку при подходе к урегулированию хозяйственных отношений между социалистическими организациями имущественно-стоимостные элементы указанных отношений неизбежно приходится отсекать от организационно-управленческих, хотя они и функционируют в единстве, взаимодействуя друг с другом.

По-видимому, оба пути правового урегулирования (как отраслевой, так и межотраслевой) должны разумно «сосуществовать». Наше законодательство давно идет по этому пути, поскольку наряду с общими актами гражданского законодательства — Основами и ГК. союзных республик — существует множество специальных актов, в которых хозяйственные отношения урегулированы в виде целостной системы, состоящей, с точки зрения юридических форм ее выражения, главным образом из двух частей: административно и гражданско-правовой. При этом в одних случаях специальные нормативные акты целиком замыкаются на урегулировании хозяйственных отношений. Таковы Положения о поставках, Правила о договорах подряда на капитальное строительство и т. д. В других они выходят за пределы собственно хозяйственных отношений, регулируя также отношения с участием граждан. Типичный тому пример — транспортные кодексы и уставы, которые смоделированы в расчете на отношения как между социалистическими организациями, так и с участием граждан.

Правильное решение вопроса о стыковке общих и специальных нормативных актов в области правового регулирования хозяйственных отношений позволяет безболезненно найти оптимальные формы упорядочения хозяйственного законодательства. Трудности в поисках этих форм в значительной степени вызваны попытками построить понятие хозяйственных отношений в отрыве от составляющих его элементов. В этом случае действительно возникает трудноразрешимая проблема о соотношении актов хозяйственного законодательства с актами административного, гражданского и иных отраслей законодательства. При подходе же к указанному понятию как собирательному, вторичному эти трудности оказываются снятыми, причем независимо от того, идет ли речь о соотношении с актами административного, гражданского и иных отраслей законодательства таких актов хозяйственного законодательства, которые рассчитаны на определенный вид хозяйственной деятельности (например, в области материально-технического снабжения или капитального строительства), или кодификационных актов типа Хозяйственного кодекса.

Именно вокруг перспектив создания Хозяйственного кодекса и кипят наиболее ожесточенные споры. Чтобы снять накал страстей, достаточно указать в Хозяйственном кодексе, что к хозяйственным отношениям, не урегулированным настоящим кодексом, соответственно применяются правила административного, гражданского или иного законодательства Союза ССР и союзных республик. Тем самым отраслевая принадлежность хозяйственных отношений, а точнее тех элементов, из которых они состоят, не будет вызывать сомнений, и можно будет безболезненно применять к указанным отношениям общие положения административного, гражданского и иных отраслей законодательства.

Наряду с этим в кодификационном акте хозяйственного законодательства можно дать расшифровку понятия хозяйственных отношений и в несколько иной плоскости, указав, что под хозяйственными понимаются организационные и имущественные отношения, возникающие между социалистическими организациями в процессе руководства и осуществления хозяйственной деятельности.

В итоге сфера действия Хозяйственного кодекса или иного кодификационного акта, хозяйственного законодательства могла бы быть очерчена следующим образом.

Хозяйственный кодекс Союза ССР регулирует хозяйствен отношения.

Под хозяйственными отношениями в настоящем кодексе понимаются организационные и имущественные отношения между социалистическими организациями в процессе руководства и осуществления деятельности по поставкам продукции, производству работ, оказания услуг, а также иной хозяйственной деятельности.

К хозяйственным отношениям, не урегулированным настоящим кодексом, соответственно применяются правила административно гражданского или иного законодательства Союза ССР и союзных республик.

Таким образом, лишь при разумном сочетании отраслевого и не; отраслевого подхода к регулированию хозяйственных отношений социальная эффективность законодательства, регулирующего эти отношения, может быть повышена.

В пользу такого подхода говорит еще одно обстоятельство, обусловленное сложившимися формами кодификации гражданского законодательства. В 1957 г. законодатель отказался от идеи подготовки общесоюзного гражданского кодекса и признал оптимальным такое соотношение общесоюзного и республиканского гражданского законодательства, при котором к ведению Союза ССР отнесено принятие Основ, а к ведению союзных республик — гражданских кодексов. Можно по разному относиться к этому нововведению, которое, несомненно, было навеяно попыткой реорганизовать управление промышленностью и строительством по территориальному принципу. Из этой попытки в целом ничего не вышло, и спустя несколько лет от нее пришлось отказаться. Однако к тому времени Основы и ГК союзных республик уже были приняты, а вернуться к реализации идеи подготовки общесоюзного ГК в силу целого ряда факторов оказалось невозможным. В результате хозяйственные отношения (даже в их гражданско-правовой части) не урегулированы должным образом ни в Основах, ни в ГК союзных республик. В Основах потому, что указанный законодательный акт по самой своей природе призван к урегулированию далеко не всех, а лишь важнейших имущественных отношений социалистического общества, причем даже и этих отношений не во всех формах их проявления, а только в главных и решающих чертах. В ГК союзных республик потому, что хозяйственные отношения всегда составляли и тем более теперь составляют (в связи с усилением тенденции к интеграции народного хозяйства союзных республик и ростом межреспубликанских хозяйственных связей) предмет преимущественно общесоюзного, а не республиканского законодательства. Но даже если бы ГК СССР и был принят, хозяйственные отношения все равно не были бы надлежащим образом урегулированы в нем, поскольку административно-правовые нормы, регулирующие хозяйственные отношения, неизбежно остались бы за бортом кодекса как отраслевого законодательного акта. Они были бы вкраплены в него лишь в виде исключения. Рассчитывать же на урегулирование хозяйственных отношений (в их административно-правовой части) в законодательном акте типа Основ административного законодательства или Административного кодекса СССР в обозримой перспективе несбыточно. К тому же и в этом случае разрыв между административно- и гражданско-правовым регулированием хозяйственных отношений не был бы преодолен.

Именно в этом решающее достоинство предложения урегулировать хозяйственные отношения в виде целостной системы в кодифицированном общесоюзном акте — Хозяйственном кодексе СССР, что отнюдь не повлечет умаления роли гражданского права в регулировании указанных отношений. Не повлечет, во-первых, ввиду наличия в кодексе общей отсылки к актам гражданского законодательства, о чем выше шла речь, а во-вторых, — и это главное —потому, что сами нормы гражданского законодательства, будучи включены в кодекс, отнюдь не утратят своей отраслевой принадлежности, они лишь будут функционировать в тесном контакте и взаимодействии с административно-правовыми нормами.

В последнее время наблюдается разгрузка собственно гражданского законодательства от тех отношений, которым оказалось тесно в его рамках. Типичный тому пример — метаморфоза, которая произошла с урегулированием жилищных отношений. Вследствие тесной связи в них организационных и имущественных отношений (а связь эта в условиях нехватки жилья достаточно ощутима) урегулирование жилищных отношений пришлось вынести за рамки собственно гражданского законодательства и сосредоточить в комплексной отрасли законодательства — жилищном. Но если даже таким отношениям, как жилищные, которые искони составляли предмет гражданского законодательства, оказалось тесно в его рамках, то что же говорить об отношениях хозяйственных, которые по существу представляют собою сплав организационно-управленческих и имущественно-стоимостных элементов и надлежащее урегулирование которых возможно лишь па путях подготовки комплексных законодательных актов, рассчитанных на хозяйственные отношения в целом, а не только на их отдельные виды,.

Эмансипация гражданского законодательства от правовых норм, регулирующих хозяйственные отношения, позволит (по примеру Г К ГДР) уделить в нем должное внимание отношениям с участием граждан, в том числе таким, как розничная купля-продажа, бытовой заказ, бытовой прокат и т. д. К сожалению, в настоящее время регулирование этих отношений отдано по существу на откуп подзаконным нормативным актам, что приводит к снижению уровня правовых гарантий, нарушениям прав и законных интересов граждан. На это обстоятельство с полным основанием обратил внимание НЛС. Малеин в монографии «Гражданский закон и права личности в СССР» (М., 1981). Таким образом, и с этой точки зрения перемещение центра тяжести в регулировании хозяйственных отношений на комплексные законодательные акты вполне оправдано. Именно они в регулировании указанных отношений должны нести основную нагрузку, обеспечивая необходимую стыковку различных методов правового регулирования.

* Доктор юридических наук, профессор Ленинградского государственного университета.

1 См., например: Хозяйственное право / Вытяжки стандартне Пот, ред. В. В. Лаптева. М, 1983, с. 7.

2 См.: Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 22 ноября 1S82 года. Ж.., .1982, с. 7, 17.

3 Корнеев С. М. О некоторых тенденциях развития гражданско-правового регулирования общественных отношений. — В кн.: XXVI съезд КПСС и проблемы гражданского и трудового права, гражданского процесса. М., 1982, с. 38.

4 Братусь С. Н. Гражданско-правовое регулирование имущественных отношений между хозяйственными организациями. — Там же, с. 27.

5 Калмыков Ю. X. Правовое регулирование хозяйственных отношений. Саратов, 1982, с. 20.

6 Здесь мы расходимся с В. К. Райхером, который придавал принципиальное значение тому, будут ли именоваться компоненты хозяйственных отношений элементами или отношениями (см.: Райхер В. К. О хозяйственно-правовой теории. — Советское государство и право, 1980, № 8). Заметим, что В. К. Райхер был значительно ближе к хозяйственно-правовой концепции, чем это может показаться на первый взгляд. Систему права В. К. Райхер трактовал как диалектическое единство объективного и субъективного, причем объективизация системы права, по его мнению, есть процесс длительный, который не может считаться завершенным. Ученый едва ли не первым в советской юридической науке указал на многомерность системы права, признав наличие в этой системе не только основных, но и комплексных отраслей права. К числу последних он относил и хозяйственное, право. Именно поэтому он допускал двойственную принадлежность юридических норм, т. е. вхождение их как нераздельных величин в состав разных отраслей права, например административного и гражданского. Наконец, он полагал, что в отраслях права, в том числе и гражданском, применяется не один, а несколько методов правового регулирования, среди которых методы предписания (подчинения), согласования и рекомендаций. Таким образом, если проанализировать взгляды маститого ученого как целостную систему, причем не отрывать его последнюю прижизненную публикацию от ей предшествующих, то можно прийти к выводу, что расхождения между В. К. Райхером и доминирующим ныне вариантом хозяйственно-правовой концепции не столь уж велики (Райхер В. К. Г) Общественно-исторические типы страхования. М.: Л., 1947, с. 186—196: 2) О системе права. — Правоведение, 1975, № 3; 3) О хозяйственно-правовой теории).

Источник информации: Правоведение. - 1984. - № 3. - С. 13 - 24. ( )

  Документы